Новости бюро

Выжить в условиях санкций: взгляд юристов и бизнеса. Комментарий Алены Бачинской для Право.ru

S&K Вертикаль

По статистике, на текущий момент более 1000 иностранных компаний объявили о приостановлении бизнеса, его ограничении или полном прекращении. Реальные же сделки по выходу оформили только 5% этих компаний, а 46% компаний просто заявили о приостановке деятельности, но ничего не сделали. 

И в 2022 году вновь стал актуальным вопрос: дочерние структуры иностранных компаний должны соблюдать санкции? Не должны, уверены опрошенные эксперты. Тем не менее зачастую они это делают и уходят из России. В руководстве российской «дочки» могут находиться иностранцы, которые рискуют быть привлеченными к ответственности, например за обход ограничительных мер. А еще компании зачастую пользуются общими глобальными IT-системами, и устроить работу без них может быть сложно, но возможно. Есть возможности для бизнеса, и можно выстроить юридически правильную структуру», — продолжил спикер. По его словам, за последние восемь лет подход стратегически изменился. Вторичные санкции больше не рассматриваются как критерий для принятия решений.

Компании боятся санкций и не понимают, как проводить расчеты. При этом иностранцы не хотят рвать отношения, многие компании до начала специальной военной операции были готовы расширяться и инвестировать в нашу экономику.

В РЖД рассказали, как в компании справляются с санкциями. У госкомпании есть иностранные поезда. Например, «Сапсаны» поставила немецкая Siemens. Во всех письмах содержится стандартная формулировка, что за дальнейшую безопасную эксплуатацию поездов иностранные компании ответственности не несут. В РЖД обратились в АС СПб с иском к немецкой компании и потребовали передать инструменты и запчасти, необходимые для обслуживания «Сапсанов». Суд принял обеспечительные меры, и РЖД получили желаемое.

В РЖД также заверили, что в компании собираются предъявить к Siemens иск о взыскании убытков, понесенных из-за ее поведения.

Опрошенные эксперты уверены, что нашумевший законопроект о внешней администрации в уходящем иностранном бизнесе только создаст проблемы и заставит потенциального инвестора подумать, хочет ли он вообще связываться с Россией. Все дело в том, что представленные нормы «резиновые», под них можно подвести любой иностранный бизнес.

Сейчас судиться с иностранцами за рубежом в условиях санкций невозможно, потому что местные юристы отказываются от представления интересов российских компаний, даже тех, что не подпали под санкции. Есть вариант с маленькими и малоизвестными юридическими компаниями, которые готовы взять на себя репутационные риски, но даже в таком случае будут проблемы с оплатой.

Есть проблемы и с исполнением решений. Судиться с иностранцами можно в российском суде, и подсанкционные компании могут даже «сломать» арбитражную оговорку. Но добиться исполнения решения российского суда в другом государстве почти невозможно. Аналогичная ситуация и в обратных случаях: решения зарубежных судов будет сложно исполнить в России.

Советник S&K Вертикаль Алена Бачинская рассказала о новеллах права интеллектуальной собственности, даже ни разу не упомянув дело «Свинки Пеппы». Прекращаются лицензионные договоры на использование интеллектуальной собственности, несмотря на положения договоров, рассказала юрист. Властям пришлось реагировать, поэтому сейчас на первом чтении в Госдуме находится законопроект, который допускает пролонгацию лицензионных соглашений на период действия санкций, напомнила Бачинская. Также приняты меры в области принудительного лицензирования для целей производства в России лекарств с использованием патентов иностранных правообладателей — еще весной правительство приняло соответствующее постановление.

Но самое заметное новое регулирование — легализация параллельного импорта. Теперь использование результатов интеллектуальной деятельности, выраженных в товарах из утвержденного перечня, и средств их индивидуализации не считается нарушением исключительного права: новый закон освобождает от ответственности компании, которые ввозят в страну товары без согласия правообладателей. С ним есть проблемы: например, конкретный перечень товаров, которые позволены к параллельному импорту. «Не совсем понятен механизм внесения изменений в этот перечень», — обратила внимание Бачинская. Из-за этого непонятно, как иностранная компания может добиться исключения своих товаров из перечня.

Подробнее: Право.ru
Поделиться:
Пользуясь нашим сайтом, вы соглашаетесь с тем, что мы используем cookies