Новости бюро

Суд в Самаре взыскал с больницы рекордные 4,3 млн рублей за смерть ребенка. Комментарий Анастасии Гуриной для Ведомостей.

5 мая 2022

Октябрьский районный суд Самары присудил 4,3 млн руб. родителям, потерявшим ребенка из-за врачебной ошибки. Наталья и Александр Цуркановы, а также две их несовершеннолетние дочери обратились в суд с иском о компенсации морального вреда в связи со смертью сына. Он умер в ноябре 2019 г. из-за халатности сотрудников родильного отделения Безенчукской центральной районной больницы. Врач слишком долго, как установила экспертиза, не делал кесарево сечение, а когда операция началась, ребенку нанесли тяжелую черепно-мозговую травму. Он впал в кому и вертолетом был доставлен в реанимацию в Самаре, где скончался.

Безенчукский межрайонный следственный отдел следственного управления Следственного комитета по области тогда же возбудил дело о причинении смерти по неосторожности (ч. 2 ст. 109 УК). Экспертиза во время следствия показала, что тяжкий вред здоровью ребенка был нанесен на этапе родов по вине врачей – травма привела к тяжелой асфиксии и поражению головного мозга. Кроме того, в марте 2021 г. в данной больнице прошла проверка Роспотребнадзора, которая выявила недостатки оказания медицинской помощи во время наблюдения за состоянием матери и плода. Суд в октябре 2021 г. назначил принимавшему роды врачу наказание в виде 1,5 года ограничения свободы.

По словам адвоката бюро «S&K Вертикаль» Анастасии Гуриной, представлявшей истцов, представители Безенчукской районной больницы во время нынешнего суда впервые за три года принесли соболезнования. Ранее, согласно материалам суда, представители больницы обвиняли истцов в смерти их ребенка. Чтобы установить причину смерти, семья пошла на эксгумацию трупа ребенка спустя год после его похорон, отметила Гурина.

Изначально истцы заявляли суммы моральной компенсации в пользу каждого – матери (5 млн руб.), отца (4 млн руб.) и их двух дочерей (2 млн и 3 млн руб.). Представитель ответчика настаивала на снижении суммы до 300 000 руб. в пользу Натальи и 200 000 руб. в пользу Александра Цуркановых, отмечая, что прямых доказательств несения моральных страданий не представлено, а также просила отказать в компенсации морального вреда их детям.

Но суд признал, как следует из его решения, что смерть ребенка из-за действий персонала больницы нанесла существенные нравственные страдания истцам, «которые, будучи родителями и сестрами, навсегда лишились возможности видеть их сына и брата». В результате с ответчика взыскали по 2 млн руб. компенсации морального вреда в пользу каждого из родителей, 200 000 руб. – в пользу старшей дочери и 100 000 руб. – в пользу младшей.

Гурина назвала это решение «большим прецедентом» из-за суммы компенсации морального вреда: «Очень важно, что формируется практика с реальными суммами компенсации морального вреда, а не «символическими», которые зачастую приводят к еще большим страданиям истцов. Средняя сумма компенсации за смерть ребенка в России – около 1 млн руб. на каждого из родителей, отметила адвокат.

Согласно анализу судебной практики «S&K Вертикаль», аналогичную нынешней сумму за смерть ребенка, погибшего из-за действий врачей, родители в последние годы отсудили в Камчатском крае в 2018 г.: Елизовский районный суд Камчатского края присудил каждому из родителей по 2 млн руб., но эта сумма взыскивалась с трех разных учреждений. В 2018 г. 1,8 млн руб. Ревдинский горсуд Свердловской области взыскал в пользу родителей за смерть новорожденного по вине врачей. Также 1,5 млн руб. было взыскано в пользу матери и 1,2 млн руб. – в пользу отца в 2021 г. в Петербурге: их ребенок погиб при родах.

Как правило, до суда доходят только те, для кого наказать виновных становится смыслом жизни, отмечает Гурина.

Рекордная сумма компенсации морального вреда, которую взыскали с медучреждения в России, на сегодняшний день составляет 15 млн руб., говорит Котова. Ее выплатил в 2014 г. Санкт-Петербургский государственный университет им. И. П. Павлова женщине, которая получила тяжкий вред здоровью из-за неправильной тактики проведения родов. Ребенок родился с необратимым повреждением головного мозга и прожил чуть более двух лет.

Статистику судебных решений по гибели детей от врачебных ошибок вести крайне сложно, ее официально нет. Российский уровень компенсаций морального вреда несравним с европейским, где он в разы выше и эквивалентен в среднем 20 млн руб., отмечают опрошенные эксперты: «Там есть специальные формулы расчета морального вреда, а в России такой концепции нет и, к сожалению, решения судов выносятся на субъективной основе».