Новости бюро

Докажи, что заработал честно: крупному бизнесу снова грозит масштабная ревизия. Комментарий Даниила Анисимова для Делового Петербурга.

18 января 2022

В прошлом году огромный резонанс получила история с принудительной национализацией петербургского порта Бронка в Ломоносове. В начале декабря 2021 года правительство РФ в лице Росимущества оформило право собственности на 100% долей в ООО "Феникс", управляющем портом.

Начало этим событиям положило уголовное преследование петербургского миллиардера Дмитрия Михальченко, бенефициара ХК "Форум". В частности, следствие предъявило ему претензии в рамках работы по госконтрактам с ФГУП "Атэкс", подконтрольным Федеральной службе охраны (ФСО). В общей сложности, как следует из материалов дела, компании, входящие в холдинг "Форум", получили 43 млрд рублей. По версии следствия, часть денег была похищена и пущена на строительство порта Бронка, обошедшееся в 13 млрд рублей. К слову, как следует из материалов дела, свою роль в получении этих контрактов сыграли личные знакомства бизнесмена в структурах ФСО.

Летом 2021 года Никулинский райсуд Москвы рассмотрел иск Генпрокуратуры, которая просила обратить в доход государства имущество в том числе ООО "Феникс". Ответчиками по этому делу были, как следует из карточки дела, Станислав Кюнер, гендиректор компании "Стройфасад" (входила в холдинг "Форум"), а также фигуранты дела о хищении средств при строительстве президентской резиденции — Дмитрий Михальченко и бывший руководитель ФГУП "Атэкс" Андрей Каминов. Требование надзорного ведомства было удовлетворено.
В решении суда указано, что строительство Бронки велось за счёт средств, полученных в том числе от коррупционного взаимодействия с ФГУП "Атэкс".

Стандартными механизмами защиты активов являются их сокрытие с помощью офшорных компаний, искусственные финансовые операции через ряд независимых юридических лиц, по которым перегоняются активы, передача руководства компанией номинальным директорам, получение кредитов в банках, погашение которых производилось незаконно полученными средствами. "Все эти механизмы использовал Дмитрий Михальченко, — обращает внимание юрист адвокатского бюро S&K “Вертикаль” Даниил Анисимов. — Одним из самых ярких в данном случае является фактическая передача прав участия в ООО “Феникс” семьям экс–главы ФСО Евгения Мурова и бывшего замначальника петербургского управления ФСБ Николая Негодова. Это отражено и в решении Никулинского суда, где процитированы показания Михальченко.

Это соответствует Конституции

Даниил Анисимов напоминает и о более серьёзных по суммам кейсах. В частности, о деле экс–полковника МВД Дмитрия Захарченко, обвинённого в должностных преступлениях. Тот же Никулинский суд Москвы изъял у семьи полицейского имущество на 9 млрд рублей. Основание простое — Гражданский кодекс РФ допускает обращение в доход государства имущества, в отношении которого не представлены доказательства его приобретения на законные доходы (пп. 8 п. 2 ст. 235 ГК РФ). "Именно случай полковника Захарченко стал предметом проверки Конституционного суда РФ, который своим определением в 2019 году подтвердил соответствие этого подпункта Конституции", — отмечает Даниил Анисимов.

В качестве других примеров крупных изъятий можно вспомнить дела экс–начальника управления "К" ФСБ Кирилла Черкалина, у семьи которого было изъято имущество на 6,3 млрд рублей, дело бывшего главы Серпуховского района Подмосковья Александра Шестуна (его семья рассталась с 10 млрд).

"Модельный" порт

Однако во всех этих случаях изымались деньги, недвижимость и автомобили, но не действующий бизнес, как в случае с Бронкой. По мнению опрошенных экспертов, национализация Бронки — это модельный кейс, в котором был опробован инструмент гражданско–правовой атаки власти на активы, приобретённые коррупционным путём.