ВС указал, почему долг нельзя взыскать как неосновательное обогащение. Комментарий Александры Стирмановой для Право.ru.

15 сентября 2020

Житель Санкт-Петербурга взял в долг у знакомого, но деньги не вернул. Тогда заимодавец обратился к нему с иском. Кредитор в качестве доказательства предоставил расписку должника, ее он просил признать договором займа. Три инстанции встали на сторону заявителя и взыскали деньги, но как неосновательное обогащение. Дело дошло до Верховного суда, который указал, что так делать нельзя: суды не могли выйти за пределы заявленных истцом требований.

Зимой 2011 года Артем Золотухин* занял у Евгения Майорова* 774 000 руб. Стороны составили расписку, точных сроков возврата средств там не указали. После, по словам Майорова, он неоднократно обращался к заемщику с просьбой вернуть долг. Весной 2018 года кредитор направил претензию по почте. Но и это не помогло повлиять на должника. Чтобы вернуть сумму, он обратился в суд.

Неосновательно обогатился.

В суде истец заявил: так как в расписке не установлен срок, вернуть деньги Золотухин должен был в течение 13 дней с момента предъявления требований (ст. 810 ГК). Этого, по словам Майорова, должник не сделал. Истец подтверждал свои слова уведомлением о вручении письма с претензией. К делу заимодавец хотел приобщить и вторую расписку, согласно которой ответчик взял у него в 2008 году 450 000 руб. под 2% в месяц. Но Калининский районный суд Санкт-Петербурга посчитал, что ее нельзя признать допустимым доказательством, так как истец представил лишь копию этого документа.

Представитель ответчика указал на то, что расписка от 2011 года не подтверждает факт передачи денег, поэтому форму договора займа, как того требует ст. 808 ГК («Форма договора займа»), стороны не соблюли. Оснований для взыскивания долга, по его мнению, нет. В письменном возражении ответчик указал, что расписку он составил после возврата долга.

Суд посчитал, что спорная расписка не подтверждает заключение именно договора займа. Доводы о выплате долга ответчик не подтвердил, при этом не отрицал, что получил от истца деньги. По мнению суда, заняв 774 000 руб., ответчик неосновательно обогатился за счет Майорова. На этом основании суд взыскал с него сумму долга, а также расходы по уплате госпошлины (дело № 2-4344/18). Дополнительным решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга с Золотухина взыскали еще и проценты за пользование чужими средствами – почти 20 000 руб. Апелляция и кассация оставили акт райсуда без изменения.

Баланс прав нарушен.

С постановлениями не согласился ответчик и обратился с жалобой в Верховный суд. Тройка судей под председательством Сергея Асташова отметила, что Майоров просил вернуть сумму, которую он дал в долг, а первая инстанция признала полученные деньги неосновательным обогащением. То есть для решения спора применила иные нормы, а так делать нельзя, посчитал ВС. В силу ст. 39 ГПК предмет и основание иска определяет истец. Выйти за пределы заявленных требований суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами, а к конкретному случаю они не относятся.

Также, указала коллегия, райсуд не поставил вопрос о квалификации правоотношений на обсуждение сторон. Хотя, согласно п. 9 постановления Пленума ВС «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК», в стадии подготовки дела к процессу суд обсуждает, какие нормы права необходимо применить для того, чтобы решить спор.

Третье замечание вытекает из этой ошибки – так как суд не обсудил со сторонами применяемые нормы права, ответчик не мог заявить свои возражения и представить соответствующие доказательства. Исходя из этого, коллегия отменила решения нижестоящих инстанций и направила дело на новое рассмотрение (дело № 78-КГ20-23-К3). Пока еще не рассмотрено судом.

ВС уже неоднократно обращал внимание на то, что при рассмотрении споров, вытекающих из расписки, необходимо буквально толковать слова и выражения, которые в ней используются, говорит Александра Стирманова, адвокат S&K Вертикаль. Ст. 196 ГПК гласит, что суды устанавливают, какой закон должен быть применен по рассматриваемому делу, но, согласно п. 3 этой же статьи, суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. В деле Майорова, говорит эксперт, явно нарушен баланс прав и обязанностей сторон.

По мнению Стирмановой, ВС справедливо напомнил нижестоящим судам о том, что необходимо дать возможность сторонам высказать свою позицию по всем вопросам, которые имеют существенное значение для принятия справедливого решения. Право заявлять свои возражения является одним из важнейших, игнорировать его нельзя, резюмировала эксперт.

Подробнее: Право.ru

Все публикации

Нажимая "Хорошо", вы соглашаетесь с использованием нами инструментов аналитики и организации поддержки.

Хорошо