Война насмерть, рейдерский захват, русская рулетка: руководитель проектов «S&K Вертикаль» Алена Бачинская о корпоративных конфликтах для Право.ru

16 марта 2018

Из-за чего чаще всего ссорятся владельцы бизнеса между собой, какие виды  корпоративных конфликтов существуют и почему наши предприниматели не умеют идти на компромиссы? Юристы рассказывают, какие профилактические меры помогут избежать подобных противостояний, и объясняют, что делать, если договориться все же так и не удалось. Кроме этого, эксперты дают советы, как спасти компанию, в которой разгорелся такой конфликт.

Уголовное преследование предпринимателей в России  растет. Общественный омбудсмен по защите предпринимателей от уголовного преследования Андрей Назаров  добавляет, что за прошлый год на 65% увеличилось и количество жалоб, которые поступают в их центр «Бизнес против коррупции». Статистика Судебного департамента  Верховного судаподтверждает, что число лиц, которых привлекают к ответственности за налоговые преступления, возросло более чем на 30% за последние три года.

Однако проблемы у предпринимателей возникают не только из-за внешних факторов, но и из-за внутренних. В прошлом году эксперты  установили, что иностранные инвесторы выводят из России свои деньги в том числе из-за обострения корпоративного конфликта между «Роснефтью» и АФК «Система». Разногласия двух этих компаний широко освещались в прессе и к концу году успешно разрешились (см.  "Роснефть" против "Системы": все, что надо знать о судебном процессе"). А в этом году вновь начал разгораться корпоративный конфликт вокруг "Норильского никеля" (см. " Дерипаска и Потанин в суде поспорят за долю Абрамовича в "Норникеле"). Структуры Владимира Потанина и Романа Абрамовича  попросили Высокий суд Лондона обязать компанию Олега Дерипаски предоставить залог в $500 млн, чтобы компенсировать им возможные убытки от срыва сделки по покупке доли в горно-металлургическом комбинате "Норильский никель". Однако далеко не все корпоративные противостояния получают пристальное внимание от СМИ и завершаются миром. Юристы рассказали, как правильно предпринимателям вести себя в подобных спорах независимо от величины бизнеса и публичности ситуации.

"Корпоративный конфликт – это столкновение интересов партнеров между собой или с третьей силой по поводу прав собственности и/или управления бизнесом и, в конечном счете, контроля над активами компании".

А. С. Нуруллина, О. В. Каштанова «КОНФЛИКТЫ В ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫХ КОРПОРАЦИЯХ И СПОСОБЫ ИХ РЕГУЛИРОВАНИЯ»

Причины конфликтов

Порой до истинных причин конфликта докопаться бывает довольно трудно. Жанна Томашевская, управляющий партнер  Tomashevskaya & Partners, замечает, что в пылу борьбы акционеры, комментируя происходящее, обвиняют друг друга «во всех смертных грехах, даже если они имеют крайне отдаленное отношение к существу спора».

Вместе с тем Валерий Еременко, партнер, соруководитель судебно-арбитражной практики АБ " Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры", утверждает, что чаще всего корпоративные конфликты выступают следствием общеэкономической ситуации в стране. Он объясняет это тем, что такой кризис провоцирует массовое неисполнение тех или иных обязательств (акционерных, кредитных и других), которые приводят к длительным и затяжным разногласиям.

Если же говорить о внутренних корпоративных конфликтах (когда спорная ситуация возникает между владельцами совместного предприятия), то их первоочередной причиной является разный взгляд партнеров на ведение предпринимательского дела, говорит Роман Серб-Сербин, партнер  Danilov&Konradi. Руководитель группы по слияниям и поглощениям  "Пепеляев Групп" Сергей Шорин объясняет, что кому-то бывает достаточно получать стабильные дивиденды, а другие во главу угла ставят развитие и экспансию бизнеса. Юлия Карпова, партнер, руководитель практики «Разрешение споров» ЮФ " Инфралекс", подтверждает, что противоположные точки зрения на стратегию развития компании, порядок ее управления и распределения прибыли обычно и порождают разногласия. Но по мнению Александра Ермоленко, партнёра  "ФБК Право"острый спор будет иметь место, когда стороны так или иначе считают себя равными друг другу по влиянию и возможностям: «Если акционеры понимают, что вес и фактическое влияние у них разное, конфликт не имеет шансов разгореться».

Причиной разногласий могут быть и растущие аппетиты одного из партнеров по бизнесу. В частности, один из совладельцев фирмы захочет получить всю компанию целиком и для этого обладает достаточным ресурсом влияния, приводит пример партнер КА " Ковалев, Тугуши и партнеры" Сергей Патракеев.

Но возможны случаи, когда проблема приходит извне. По словам Серб-Сербина, это происходит, когда лакомый актив «плохо лежит» (неудачно управляется, плохо защищен от банальных юридических рисков и т. д.). Тогда существует потенциал для гринмейла, рейдерского захвата или более-менее легального отъёма предприятия, уверяет эксперт.

Кроме того, в последнее время также участились конфликты, возникающие при наследовании бизнеса, рассказывает партнер КА  "Барщевский и партнеры" Павел Хлюстов: «Это касается как спора между самими наследниками, которые не нашли компромисс в вопросе управления бизнесом, так и разногласий наследников со «старыми» собственниками, считающих наследников чужаками».

Когда получится все решить внесудебным путем

Любой корпоративный конфликт наносит вред деятельности компании и прилично выматывает самих участников разногласий. Поэтому такие противостояния надо стремиться разрешать в досудебном порядке, поясняет Алексей Костоваров, советник  АБ "Линия права": «Иначе будет слишком высока цена корпоративной войны».

Разойтись миром получится, если партнеры готовы слышать и слушать друг друга, когда у них хватает разума не совершать резких, опрометчивых и незаконных действий, уверяет Валерий Зинченко, управляющий партнер КА Pen&Paper. По его словам, в некоторых случаях это бывает возможно благодаря адвокатам, консультантам и медиаторам, которые показывают сторонам спора, насколько дорогим и долгим может оказаться конфликт. Но к сожалению, из-за российской ментальности ведения бизнеса разногласия достаточно часто и быстро переходят в разряд личного противостояния, констатирует эксперт: «После этого голос разума включается порой очень нескоро».

Ермоленко и вовсе утверждает, что урегулирование таких споров без суда несвойственно российской корпоративной культуре. Считается, если сторона готова на мировую, значит, чувствует свою уязвимость, и ее нужно дожимать, говорит эксперт. Серб-Сербин подтверждает пагубную роль нашей ментальности в этом процессе: «У нас в стране полагают, что делать уступки – значит, проявлять слабость».

Во внесудебном порядке у оппонентов получится договориться и в том случае, если не хочется «выносить сор из избы и придавать конфликту публичный характер», утверждает Серб-Сербин. Ведь судебная «корпоративная война» может не только навредить совместному бизнесу, но и создать личный дискомфорт ключевым персонам конфликта. В том числе и за счет черного пиара, обращает внимание юрист.

По словам Ермоленко, почти любой конфликт разрешается выходом одного из акционеров из бизнеса с уплатой справедливой стоимости. Но для этого всегда нужна готовность сторон поверить, что эта цена справедливая, подчеркивает юрист. Одним словом, говорить о мирном урегулировании можно, когда конфликт еще не приобрел серьезного масштаба или когда стороны устали воевать и осознали бессмысленность дальнейшей вражды, поясняет Хлюстов.

К чему готовиться, если дело дошло до суда

Корпоративное законодательство и правоприменительная практика в России еще не до конца оформились таким образом, чтобы добросовестный участник конфликта мог быть заранее уверен в положительном исходе дела, предупреждает Егор Батанов, партнёр  Saveliev, Batanov & Partners. Кроме того, обсуждаемый конфликт, как правило, сопровождается не единичными спорами, а целой плеядой различных процессов, которые могут проходить в разных судах и даже юрисдикциях.

Томашевская советует при судебном разрешении таких споров не полагаться исключительно на инхаус-юристов: «Особенно если на уровне менеджмента компании присутствуют различные группы влияния». А Хлюстов рекомендует запастись не только хорошими внешними консультантами, но и терпением с деньгами. Помимо перечисленного, надо быть готовым к тому, что в ходе судебного спора появятся многочисленные уголовные дела, инициированные обеими сторонами конфликта, констатирует эксперт.

Как спасти компанию, в которой корпоративный конфликт

Нередко самым чувствительным итогом корпоративного конфликта является гибель компании, вокруг которой и разворачивалась яростная борьба. Руководитель проектов, адвокат АБ " S&K Вертикаль" Алена Бачинская обращает внимание, что подобные конфликты в зависимости от их вида по-разному влияют на деятельность компании.

По ее словам, разногласия между мажоритарными и миноритарными акционерами, как правило, не столь губительны для бизнеса, как конфликты между основными собственниками: "Не говоря уже о недружественных поглощениях и деятельности рейдеров". Среди самых негативных последствий от таких ситуаций эксперт выделяет: снижение или полная блокировка хозяйственной деятельности фирмы, проблемы с управлением и распоряжением активами, снижение общей стоимости бизнеса и, безусловно, репутационные риски.

Чтобы этого не произошло, партнер  Lidings Александр Попелюк рекомендует сторонам разногласий предпринять определенные усилия в публичном поле: «Объяснить возникшую ситуацию инвесторам и контрагентам». Если спор касается принадлежности долей, акций и других ценных активов, то стоит озаботиться обеспечительными мерами, которые не позволят продать имущество предприятия до завершения разбирательства, объясняет эксперт.

Томашевская настаивает, что и менеджменту фирмы не стоит дистанцироваться от конфликта, а надо по возможности поддерживать диалог с акционерами, выполняя функцию медиатора. В спорной ситуации весомую сохранительную функцию сыграет и определенная система «сдержек и противовесов», если она имеется в компании. Речь идет о наличии у предприятия таких органов управления, которые смогут руководить компанией в интересах всех собственников, объясняет Карпова. Другой вариант – передать функции по управлению бизнесом независимым директорам или профильной управляющей компании, добавляет эксперт.

Есть и другой оптимальный способ, чтобы спасти компанию в такой ситуации: продать бизнес третьей стороне. По мнению Ермоленко, новый собственник будет иметь более трезвый взгляд на происходящее, что позволит фирме сохраниться и остаться успешной.

Профилактические меры

Всем собственникам компаний, хоть крупных, хоть небольших, наверняка хочется предотвратить даже малейшую возможность для возникновения корпоративного конфликта. Любая профилактика своевременна на стадии, когда совладельцы только начинают вместе строить бизнес, сразу подчеркивает Патракеев. Правда, на этой стадии, как правило, все дружат, друг другу доверяют и не хотят думать о плохом, рассказывает юрист: «От предупреждений юристов предприниматели нередко отмахиваются со словами «уж с нами-то ничего такого точно не произойдёт». Тем не менее никакой более эффективной профилактики, чем «договориться на берегу», люди пока не придумали, утверждает эксперт. Если партнеры по бизнесу действительно думают о совместном будущем, то им стоит заключить подробное корпоративное соглашение, советует Хлюстов: «Этакий «брачный договор» для компаньонов». В таком документе фиксируются все договоренности между партнерами, а также механизмы разрешения споров, возникающих между сторонами, поясняет Максим Степанчук, партнерКА  "Делькредере".

Батанов подтверждает, что для непубличных компаний действительно работает правило: «Чем меньше между партнерами устных договоренностей, тем больше вероятность, что корпоративный конфликт не выльется в полноценные судебные споры». Правда, как показывает опыт и практика, акционерные соглашения, пусть и подписанные по английскому праву, не могут предотвратить конфликт в России, констатирует Зинченко. Зато может помочь грамотно выстроенная юридическая структура бизнеса, считает Серб-Сербин. В частности, он не рекомендует «вешать» все ключевые активы на одно юрлицо.

Но самой оптимальной профилактической мерой в России до сих пор остаётся установление максимального мажоритарного контроля над бизнесом, уверен Ермоленко: «На сегодня это по-прежнему работает лучше всего. Компании с децентрализованным владением менее устойчивы к таким воздействиям».

Одним словом, необходимо с самого начала выстраивать бизнес правильно, констатирует Тимур Хутов из  BMS Law Firm. Он тоже советует не оставлять какие-то договоренности на "понятийном" уровне, а всегда все фиксировать надлежащим образом. Ведь, как говорил Джон Рокфеллер: "Дружба, основанная на бизнесе, лучше, чем бизнес, основанный на дружбе".

Из перечисленных экспертных советов тяжело составить единый рецепт для успешного разрешения любого корпоративного конфликта. Ведь все разногласия индивидуальны: какие-то получится разрешить мирно и за несколько месяцев, в других случаях придется пройти через затяжной судебный процесс или даже испытать уголовное преследование. Еще в 2011 году эксперты РЭШ в своем исследовании  "Корпоративные конфликты в России" писали, что большинство подобных конфликтов возникает из-за серьезных злоупотреблений крупных акционеров и менеджеров. Однако специалисты подчеркнули, что такие ситуации – это неотъемлемая часть рыночной экономики.

Автор статьи:  Алексей Малаховский

Все публикации