Верховный суд оценивал хитрость клиента в деле о случайном зачислении денег. Комментарий Александры Стирмановой для Право.ru.

2 февраля 2021 2021-02-2

Летом 2016-го Ирина Еремина пополнила свою дебетовую карту Сбербанка на 465 000 руб. Но произошел сбой программы, и сумму начислили дважды. Еремина воспользовалась ситуацией и успела вывести 928 000 руб., 463 000 из которых «лишние».

Спустя несколько часов банк узнал о сбое и отменил второе начисление. А недостаток оформил как непогашенный овердрафт, то есть краткосрочный кредит. Согласно тарифам кредитной организации, плата за неразрешенный овердрафт составляет 40% годовых. Сбербанк рассчитал, что Еремина должна вернуть ему не только 463 000 руб., начисленных по ошибке, но и почти 195 000 руб. процентов, что в общей сложности 658 000 руб. Проценты набежали за год, потому что банк потребовал вернуть сумму летом 2017-го. Еремина была не против вернуть сумму, которая получилась из-за сбоя, но не была согласна оплачивать проценты. Сколько ей надо вернуть, решал суд.

Спор рассмотрел Зюзинский райсуд Москвы. Истец отметил, что возможность возникновения неразрешенного овердрафта предусмотрена условиями выпуска и обслуживания карт. Так, один из пунктов гласит, что если сумма операции по карте превышает остаток собственных средств, то банк предоставляет клиенту нужную сумму в кредит.

Еремина же настаивала, что согласия на предоставление ей овердрафта по карте она не давала, кредитный договор с банком не заключала, а значит, навязать его не могли.

Но первая инстанция согласилась с позицией истца. Суд решил, что банк не сам решил установить лимит овердрафта на карте, а сделал это по необходимости, так как фактическая сумма операции превысила остаток на счете. Райсуд взыскал с клиента всю заявленную сумму. Такого же мнения оказались апелляция и кассация. Тогда Еремина, которую не устроило решение в части процентов, пожаловалась в Верховный суд.

Заседание в ВС прошло 26 января 2021 года. Пришли представитель Сбербанка и Кирилл Буслов, юрист Ереминой. Буслов начал с того, что договор потребкредита считается заключенным, если согласованы индивидуальные условия (согласно п. 6. ст. 7 «Заключение договора потребительского кредита» закона о потребительском кредите). Еремина такие условия не подписывала. «То есть между сторонами кредитных отношений не возникло», – сделал вывод юрист. По его словам, клиентка банка не знала о возможности открыть овердрафт и о процентах по нему (40% годовых).

Следом выступил представитель банка. Он напомнил, что Еремина подписала заявление о получении карты, где есть информация о согласии с условиями выпуска и обслуживания карт. Они обнародованы и на сайте банка. Юрист повторил пункт этих условий, которые учитывали нижестоящие инстанции: когда производится операция, сумма которой больше остатка по счету, это уже овердрафт. Председательствующий в процессе Сергей Асташов зачитал этот пункт. Согласно тексту, ситуация возможна, если «сумма операции превышает остаток собственных средств клиента в силу не зависящих от банка обстоятельств».

– А что от банка тут не зависело? Зачисление излишней суммы? – поинтересовался Асташов.

– В этой части была ошибка банка, но овердрафт возник в результате действий Ереминой. Своими действиями она выразила согласие на заключение кредитного договора. Для нее было очевидно, что те деньги, которыми она распоряжается, ей не принадлежат, – сказал юрист Сбербанка.

Асташов поинтересовался, каким был остаток по счету Ереминой до двойного перевода. Он объяснил, что если бы сумма была внушительной, например, несколько миллионов, то клиент могла не заметить, что по ошибке ей начислили больше. Точную цифру представитель Сбербанка назвать не смог, но отметил, что она явно меньше 465 000 руб.

После этого судья напомнил: в кассационной жалобе Еремина пишет, что не возражает вернуть деньги, но в качестве неосновательного обогащения.

– Пока Еремина не потратила деньги, что это было: подарок, неосновательное обогащение или овердрафт? – уточнил Асташов у представителя банка

– Если бы она не списала, это было бы неосновательное обогащение.

После этого тройка судей удалилась в совещательную комнату. Меньше, чем через 15 минут огласила резолютивную часть решения: акты апелляции и кассации отменить, а дело направить на пересмотр в Московский городской суд.

Ошибочное перечисление – это кредит?

Банк может предоставить овердрафт по карте, только если возможность кредитования предусмотрена договором банковского счета, говорит Александра Стирманова, адвокат S&K Вертикаль. Если же такого условия в договоре нет, то кредитная организация должна взыскивать деньги как неосновательное обогащение. В случае Ереминой овердрафта не было: клиент не осуществил перерасход - минус на счете появился только когда банк списал переведенную по ошибке сумму. Действия же клиента по снятию наличных нельзя признать согласием на выдачу кредита.

Эксперт обратил внимание на другую сторону вопроса: знал ли клиент, что деньги зачислены ошибочно? На практике суды это учитывают. Так, Мосгорсуд (дело № 33-35279/2017) и Ростовский областной суд (дело № 33-11149/2017) вставали на сторону банков в том числе потому, что ответчики осознанно тратили «лишнюю» сумму.

Подробнее: Право.ру

Пресненская набережная, 6 строение 2 123112 Москва
Все Публикации

Нажимая "Хорошо", вы соглашаетесь с использованием нами инструментов аналитики и организации поддержки.

Хорошо