Верховный суд объяснил, когда можно лишиться последнего жилья. Комментарий адвоката Сергея Высоцких для Право.ru

10 декабря 2018

Должник взял крупный заём, купил пятикомнатную квартиру, а вместо того чтобы отдавать деньги кредитору, решил скрывать его. Сперва он попытался сделать это с помощью развода, а когда это не помогло – обратился к банкротству. Спустя восемь лет судебных тяжб дело дошло до Верховного суда, который разъяснил: статус единственного жилья не освобождает суды от проверки доводов кредитора.

История дела

В рамках своего банкротного дела Анатолий Фрущак попросил суд исключить из конкурсной массы пятикомнатную квартиру в Одинцове. Три инстанции пришли к единому выводу о недопустимости обращения взыскания на указанное жилое помещение: оно было единственным пригодным для постоянного проживания должника.

Кредитор Андрей Кузнецов решил оспорить это в Верховном суде (дело  № А40-67517/2017). В своей жалобе он указал: суды общей юрисдикции еще в 2016 году выяснили, что квартира стала единственным жильём Фрущака в результате его недобросовестных действий. 

Как должник пытался скрыть квартиру: хронология конфликта

«Ситуация, при которой жилое помещение, ранее не являвшееся единственным пригодным для проживания должника, формально стало таковым, образовалась исключительно в результате совершения Фрущаком действий, направленных на ее искусственное создание», – указал кредитор. По его мнению, это свидетельствует о недобросовестном поведении должника, который злоупотребляет правом, пытаясь уйти от уплаты долга.

Решение ВС: суды не проверили обстоятельства дела

«Судебная коллегия полагает ошибочным вывод суда округа о том, что ссылки кредитора на судебные акты судов общей юрисдикции, состоявшиеся до возбуждения дела о банкротстве, не имеют правового значения», – указал  Верховный суд

Экономколлегия отмечает: нижестоящие инстанции не привели никаких мотивов, не указали каких-либо новых обстоятельств, возникших после возбуждения дела о банкротстве должника. Суды не опровергли доводы кредитора о том, что единственной целью подачи должником заявления о собственном банкротстве была попытка обойти вступившие в законную силу судебные решения и прекратить процедуру обращения взыскания на имущество, законность которой суды уже подтвердили.

При таких обстоятельствах Верховный суд направил спор о квартире должника на новое рассмотрение в  Арбитражный суд города Москвы.

Эксперты «Право.ru» о решении: исключение из правила

«Своим решением Верховный суд обеспечил для кредиторов баланс интересов в банкротом процессе. До сего дня закон о банкротстве предоставлял преференции и работал в большей степени на должника», – прокомментировали решение адвокаты кредитора Алла Кузнецова и Юлия Никишина.

С этой позицией не согласилась Юлия Литовцева из «Пепеляев Групп». По ее словам, само по себе решение нельзя назвать революционным, поскольку обстоятельства спора очевидно свидетельствуют о злоупотреблении должником своими правами, а практика применения ст. 10 ГК о пределах гражданских прав в делах о банкротстве граждан-должников уже выработана.

«Относительно возможности обращения взыскания на единственное жилье конкретного должника, что было бы интересно с точки зрения квалификации спорной квартиры как «роскошной», Верховный суд не высказался, оставив этот вопрос на рассмотрение нижестоящих судов.

Но в ходе нового рассмотрения дела может быть сформирован подход к вопросам оценки единственного жилья как роскошного, что будет очень важно в отсутствие соответствующих ориентиров в законодательстве» - добавила Юлия Литовцева.

С этим согласен и Радик Лотфуллин, советник Saveliev, Batanov & Partners: по его словам, такая позиция ВС была «абсолютно предсказуемой». Он напомнил:  Конституционный суд еще в 2012 году (постановление № 11-П от 14 мая 2012 года) указал, что ограничение безусловного имущественного иммунитета на жилые помещения является прерогативой законодателя. «Сложно было рассчитывать, что  Верховный суд предложит какую-либо концепцию о возможности обращения взыскания на дорогостоящее жилье – фактически он просто сослался на преюдицию и судебные акты судов общей юрисдикции, которые являются исключением из общего правила», – подчеркнул Лотфуллин и добавил, что сомневается во влиянии этой позиции ВС на судебную практику.

«Верховный суд все же упомянул, что при решении вопроса о том, является ли помещение единственным жильем должника, следует учитывать адрес его регистрации по месту жительства», – обращает внимание Сергей Высоцких из S&K Вертикаль.

Сергей Высоцких - адвокат S&K Вертикаль

Сергей Высоцких - адвокат S&K Вертикаль

По его словам, раньше суды ограничивались установлением факта, что исключаемое из конкурсной массы помещение является единственной собственностью, и не выясняли, живет ли он там фактически. «Есть шанс того, что суды отныне будут исследовать эти вопросы при разрешении подобных споров», – заключил он.

Максим Вараксин

Все публикации

Нажимая "Хорошо", вы соглашаетесь с использованием нами инструментов аналитики и организации поддержки.

Хорошо