Убытки от топ-менеджера: как акционерам оспорить сделки директора. Комментарий Натальи Касаткиной для Право.ru

9 ноября 2020

Оспаривание сделок – это один из самых популярных способов контроля акционеров над деятельностью общества. Сейчас вопросы оспаривания сделок чаще всего возникают в процедурах банкротства. Но с 2018 года появляется все больше обзоров судебной практики Верховного суда, где рассматриваются вопросы оспаривания сделок по корпоративным основаниям.

Сейчас судебная практика во многом упрощает вопросы доказывания для истцов по таким спорам. Если еще в начале 2010-х суды считали, что убытки можно взыскать, если с определенной степенью достоверности можно доказать их размер, то сейчас тенденция сменилась на практически противоположную – достаточно доказать факт причинения убытков, а обосновывать их точный размер не требуется.

Убытки очевидны

До реформы ГК 2013 года убыточные сделки топ-менеджера можно было оспорить на основании ст. 179 ГК («Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств»), если было злонамеренное соглашение. Сейчас обжаловать сделку можно на основании ч. 2. ст. 174 ГК («Последствия нарушения представителем или органом юридического лица условий осуществления полномочий либо интересов представляемого или интересов юридического лица»).

Акционеры могут пойти по первому пути и доказать договоренность сторон. Истцу крайне сложно представить доказательства сговора между топ-менеджером и контрагентом. Сложности возникают, когда стороны формально не связаны, то есть при отсутствии их аффилированности. С этим согласна Наталья Касаткина, адвокат S&K Вертикаль: «Сговор не всегда очевиден, а у акционеров нет объективной возможности собрать достаточное количество доказательств в подтверждение данного обстоятельства».

Поэтому более «рабочим» механизмом на практике является второй путь, то есть доказывание явности ущерба (ч. 2 ст. 174 ГК). Явный – когда ущерб настолько явный и очевидный, что контрагент по сделке в момент ее заключения не мог не осознавать, что такая сделка является для общества невыгодной, поясняет Касаткина.

Оспаривание сделки

По словам Натальи Касаткиной из S&K Вертикаль , сделки топ-менеджерами зачастую не подпадают под критерии крупных сделок или сделок с заинтересованностью, поэтому «классические» основания для оспаривания в корпоративном законодательстве в данном случае редкость.

При оспаривании крупных сделок, факт доказывания убытков не столь важен в силу особенностей этих сделок. Ведь сама по себе крупная сделка часто существенным образом меняет бизнес компании. Поэтому суды исследуют:

Верховный суд, ориентирует суды на то, что при доказанности явного ущерба и осведомленности о нем стороны само по себе одобрение сделки в качестве крупной или сделки с заинтересованностью не влияет на её недействительность, что в целом поддерживается судебной практикой.

Подробнее: Право.ru

Все публикации

Нажимая "Хорошо", вы соглашаетесь с использованием нами инструментов аналитики и организации поддержки.

Хорошо