Ты партнер, и что дальше? Комментарий управляющего партнера «S&K Вертикаль» Сергея Слагоды для Право.ru

25 сентября 2017

На то, чтобы дорасти до должности партнёра в успешной юридической компании, у юриста уходит около 10 лет. В классических случаях на момент повышения ему от 33 до 40. Но как карьера будет развиваться дальше, когда желаемая позиция получена и юрист проработал на ней достаточно лет, чтобы захотеть двигаться вперед? Об этом "Право.ru" поговорило с представителями юррекрутинга и самими партнёрами юрфирм.

Промежуток между "ещё рано" и "уже поздно" в карьерном росте юриста не так велик. Партнёрский трек длится, как правило, 7–10 лет с момента окончания института. Если юрист в 40 лет не стал партнером, дальше шансов почти нет: только советник или консультант, говорит Дмитрий Прокофьев, глава юррекрутинговой компании Norton Caine Legal Recruitment. Но и партнерство раньше "возраста Христа" хотя и возможно, но вовсе не является правилом. Особенно если речь идет о международных или крупных российских юрфирмах, где критерии отбора на партнерство жесткие, во многом ориентированные на финансовые показатели, соответствие кандидата корпоративной культуре компании, безоговорочную лояльность и приверженность миссии. Российский юрист Илья Рыбалкин стал партнером в Noerr в 30 лет, но на юррынке это скорее исключение, чем правило. Артём Родин, в 32 года ставший партнером международной юрфирмы CMS, а уже через два года создавший собственную юридическую фирму RODIN & PARTNERS, уверен: к партнерству в крупной юридической фирме можно прийти не раньше, чем через 7–8 лет после начала практики.

"На основе собственного опыта я могу сделать вывод, что на пути к партнерству необходимо не только добиться профессионализма в юридической работе, но и научиться эффективно взаимодействовать с клиентами. При этом задача партнера не только работать по проектам клиентов, но в первую очередь развивать бизнес фирмы, то есть привлекать новых клиентов и новые проекты, согласовывать финансовые условия и организовывать работу по проектам. Это требует не только усилий, но и времени", – признает Родин.

Так что без любви к клиентской работе и развитию бизнеса партнером не стать, каким бы талантливым юристом ни был. Не обойтись и без стремления руководить практикой, комитетом внутри фирмы или и вовсе пробиться в управляющий орган компании.

Варианты для партнёра

Успешные партнеры юридических фирм работают на своих позициях, как правило, очень долгое время – от 5 лет и выше. Есть примеры, когда люди на таких должностях трудятся в одной компании и 10, и 20 лет, а некоторые даже больше, рассказывает Кирилл Бахтигараев, старший консультант рекрутинговой компании Laurence Simons.

С другой стороны, если юрист – партнёр, это еще не значит, что он достиг своего потолка: даже внутри должности расти можно практически бесконечно. Пример – легендарный Хью Верриер, первый партнер White&Case в Москве, теперь он возглавляет всю фирму глобально.

Существует огромная линейка партнерства внутри фирм, рассказывает Дмитрий Прокофьев: локальные, зарплатные, молодые equity, старшие equity. Те, кто имеет статус equity, с разными вариациями "старшинства", могут рассчитывать на получение половины и более зарплаты с учетом большего или меньшего процента от прибыли фирмы. "Non-equity partner" – партнер "на зарплате", который продвигался по карьерной лестнице от ассоциата до партнерства и не участвует в распределении прибыли: эта позиция может быть ступенью к полноценному партнерству. Позицию локального партнера обычно предлагают международные юрфирмы для определенных регионов, где подобное продвижение типично для рынка: должность получают старшие юристы, имеющие шанс вырасти до статуса equity.

То же, но иначе

Так как партнерство – это клиентский бизнес, чаще всего партнеры переходят в другие, похожие фирмы, где им предлагают лучшие условия или более широкие полномочия.

Однако случаются и переходы в индустрию – в инхаус. Например, Анна Голдин ранее была управляющим партнером московского офиса Latham And Watkins, затем перешла главным юристом в "Систему". Михаил Иржевский, партнер Freshfields, стал главным юристом Ростелеком, Игорь Макаров сменил партнерство в Jones Day на "Базовый Элемент". Реже партнеры создают свои фирмы, к примеру Эдуин Там и Ирина Машленко из Allen&Overy стали партнерами в новой фирме "Данилов энд Конради ЛЛП", напоминает о громких переходах Дмитрий Прокофьев.

Переход в крупный in-house на позиции уровня General counsel/Head of legal предлагает партнеру юрфирмы не столько отдохнуть от интенсивной работы в консалтинге, как считают многие консультанты, сколько побыть на другой стороне баррикад, почувствовать и "потрогать" бизнес компании изнутри – для многих это интересный вызов, хотя порой он и сопряжен с некоторым уменьшением дохода.

Один из возможных вариантов – это попробовать свои силы в новой сфере бизнеса, например, перейти к клиенту и стать бизнес-партнером, управленцем, и развивать неюридический бизнес, говорит Артем Родин: "Этот вариант очевидно предполагает расширение сферы ответственности и новые вызовы, что само по себе, безусловно, интересно для человека, стремящегося к дальнейшему развитию". В целом расширение компетенции согласуется и с мировыми трендами развития профессии. Так, исследования показывают, что юристы все чаще выходят на руководящие должности в фирмах и становятся членами совета директоров компаний (см. "Уважение и неравенство: американские инхаусы рассказали о трендах корпоративных юристов").

Уйти в открытое плавание

Когда стать управляющим партнером в крупной фирме шансы невысоки, самые амбициозные кандидаты уходят и открывают собственный бутик имени себя – такой сценарий достаточно распространен в последние годы, говорит Ольга Демидова, хедхантер, совладелец юридического рекрутингового агентства RichartsMeyer.

Таков сценарий Антона Родина – он уже имел успешный опыт работы на управленческой позиции, а также в совете директоров у одного из своих клиентов – международного энергетического концерна, и продолжил карьеру в собственной юрфирме RODIN & PARTNERS, по словам самого Родина, "чтобы оказывать клиентам юридические услугивысокого качества на уровне международных фирм, но быть более гибким в отношении ценовой политики и устранить административные и иные ограничения развития".

Существуют два варианта достижения статуса управляющего партнера, замечает Сергей Слагода, управляющий партнер АБ "S&K Вертикаль": когда юрфирма создается одним юристом-профессионалом и он является там основным владельцем, то он, по понятным причинам, и берет на себя функцию управляющего партнера; или же в "мультипартнерской" юрфирме партнер получает этот статус, как правило, по совместному решению всех партнеров.

В бутиковой фирме продвинуться проще и другим юристам. В ильфах существуют четкие политики, когда и кто может стать партнёром, как и в крупных рульфах. В отличие от них небольшие рульфы более гибко подходят к этому вопросу. Сейчас на рынке много российских, небольших по численности юристов фирм, где нет жестких рамок о присвоении партнерского статуса, подтверждает Ия Новикова, директор по персоналу адвокатского бюро "Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнёры".

Кроме того, в последние годы партнерство в России "помолодело", замечает Сергей Слагода. Он связывает это явление с усилением роли "рульфов" в юрбизнесе.

Высший пилотаж: вузы и законодательство

Многие партнеры начинают заниматься преподавательской деятельностью в ведущих вузах. Так, звездный состав партнеров собрал юрфак ВШЭ, немало ведущих юристов-практиков преподает и в Школе мастеров юрфака МГУ (подробнее о юристах-преподавателях читайте в материале "Кто умеет и учит: почему партнеры ведущих юрфирм идут преподавать").

Преподавание для партнёров юрфирм – это чаще всего проявление филантропии, стремление принести некую пользу обществу; это борьба с профессиональным выгоранием, то есть возможность переключиться от ежедневной рутины; это также и стимул лишний раз повторить материал для самого себя,

– Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov and Partners.

Сейчас многие юридические факультеты России открыли двери для юридических фирм, замечает Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov and Partners: многие партнеры фирм пробуют себя в роли преподавателя."Наш рынок очень молодой, и retired партнёров ещё нет, но вполне допускаю, что кто-то захочет на пенсии либо на длительном саббатикле попробовать себя в качестве преподавателя", – говорит он.

Законопроектная деятельность – еще один из фаворитов для уже состоявшегося партнера, отмечает Ия Новикова. В разработке законопроектов принимают участие многие партнеры и управляющие партнеры крупных юридических компаний, тех же ЕПАМ, ЮСТ или Пепеляев Групп. Любая общественная деятельность, в том числе в области законопроектной деятельности, – это обязательная часть работы любого партнера юридической фирмы, уверен Александр Боломатов, управляющий партнер "ЮСТ".

При непосредственном соприкосновении с правовым регулированием в различных сферах у любого юриста возникает желание сделать предложения по оптимизации применимого регулирования. И если у юриста часто просто нет времени обратить свое внимание на эту работу, то у партнера фирмы часто бывает возможность уделить ей некоторое время. Также такая работа, очевидно, позволяет расширить круг контактов и наладить неформальное общение,

– Александр Боломатов, управляющий партнер "ЮСТ".

Желание уделить внимание общественной работе – это вклад самого ценного, что есть у любого человека, – его времени, замечает Боломатов. Также это позитивно сказывается на развитии общественных институтов. "Иными словами, даже если это и амбиции, то такая работа должна поощряться обществом", – уверен он.

Почему нет?

Случается, что юрист отказывается от партнерской должности, но происходит такое нечасто. Если он уже претендент в партнёры, то скорее всего шел к этому целенаправленно и не один год, поэтому просто так от нового статуса отказываться не будет. "На моем опыте люди отказывались от партнерства два раза, – вспоминает Ия Новикова. – В одном случае это было связано со сменой деятельности, во втором человек не захотел дополнительной рабочей нагрузки и ушел из фирмы". По мнению Новиковой, обычные причины для отказа – профессиональное выгорание или желание заняться чем-то еще.

Женщины чаще отказываются от партнерства по сравнению с мужчинами, замечает Ольга Демидова: в связи с рождением детей меняются приоритеты, и бегать по рынку с флагом в руках в поисках клиентов уже становится не так интересно. Впрочем, бывают и обратные ситуации: иногда необходимость обеспечить семью является причиной динамичного роста женщины в качестве партнера юрфирмы. А иногда женщина просто амбициозна в хорошем смысле слова, и ее уже не остановить на пути к партнёрству, признает Демидова.

Порой юристы отказываются и от должности управляющего партнера. Ведь она предполагает, что придется и управлять бизнесом, и привлекать клиентов, и заниматься командой, и при этом оставаться экспертом, замечает Демидова, иначе легко потерять общий язык с клиентами.

Безусловно, управленческие функции отнимают время, однако управляющий партнер должен продолжать практиковать, так как он первый несет ответственность за результат работы своих коллег и не может терять профессиональные навыки,

– Сергей Слагода, управляющий партнер S&K Вертикаль.

Впрочем, если партнер успешен и профессиональное выгорание – не его вариант, то о пределе развития на этой позиции говорить сложно. Подобный уровень уже можно назвать "высшим пилотажем": многие, достигнув его, полностью удовлетворены и понимают, что интересных альтернативных вариантов не так много.

Автор: Ирина Кондратьева

https://pravo.ru/story/view/142997/

Все публикации