Суд одобрил ремонт машины по уступке требования. Комментарий Александры Стирмановой для Право.ru

20 октября 2020

В 2012 году Ярослав Астафьев купил у ООО «Автолига-Люкс» автомобиль Audi. Спустя 5 лет, по истечению гарантии, машина загорелась и серьезно пострадала. Через два дня после инцидента он продал иномарку Олегу Игнатову* почти за 1,5 млн руб., новому собственнику перешло и право требования к импортеру. Договор об этом они составили в тот же день.

Сгоревшую иномарку на эвакуаторе новый собственник доставил официальному дилеру, обществу «Автолига-Концерн». Они провели диагностику и передали машину на станцию техобслуживания «Центр-сервис». Там выяснили, что причиной возгорания стал производственный дефект, но в ремонте Игнатову отказали. Причин новому собственнику не назвали. Тогда он провел независимую экспертизу, которая подтвердила, что машина вспыхнула из-за дефекта производителя. Эксперт выявил недостаток в насосе системы охлаждения. По мнению импортера, «Фольксваген Груп Рус», так как пожар произошел при заглушенном двигателе, элемент не мог стать его причиной, поскольку сам не работал. Тогда Игнатов направил претензию импортеру, но официального ответа не получил.

В интересах Игнатова в Богородский городской суд Нижегородской области обратился «Центр защиты прав потребителей». Заявители настаивали, что «Фольксваген Груп Рус» обязан отремонтировать авто, поскольку право требования прежний владелец передал покупателю иномарки. Представитель истца просил взыскать расходы на экспертизу, неустойку почти в 4 млн руб., компенсацию морального вреда и штраф за отказ в добровольном порядке выполнить требования потребителя.

Ответчик парировал, что Игнатов не доказал, что повреждение авто получило из-за производственного дефекта. Повторив, что неработающий элемент не мог спровоцировать возгорание. Он указал на то, что поломка самой запчасти не является существенным недостатком. Остальные расходы, связанные с ремонтом автомобиля - убытки истца и производитель не должен их компенсировать.

Чтобы разобраться в природе поломки, суд назначил экспертизу, которая подтвердила выводы независимого специалиста о неисправности насоса. Исходя из этого, суд не согласился с ответчиком, признав доказанным факт производственного дефекта.

При этом требования истца удовлетворению не подлежат, посчитала первая инстанция, так как рыночная стоимость авто после пожара составляет чуть больше 1 млн руб., а на ремонт машины нужно потратить почти 1,6 млн руб. Восстановление иномарки нецелесообразно с экономической точки зрения, решил суд. Истец купил машину в таком состоянии, поэтому недостаток нельзя признать выявленным при эксплуатации.

Согласно ч. 6 ст.19 Закона о защите прав потребителей, собственник может требовать устранить изъян, если он возник до передачи товара потребителю. Исходя из этого суд сделал вывод, что у «Фольксваген Груп Рус» нет перед Игнатовым самостоятельных обязательств (дело № 2-21/2019). Такого же мнения оказалась апелляция и кассация, они оставили решение без изменений.

С нижестоящими инстанциями не согласился Верховный суд. "Тройка" под председательством Вячеслава Горшкова указала, что правами, предоставленными потребителю, пользуется не только сам покупатель, но и тот, кто использует товар на законном основании (п. 3 постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»). Значит, заключила «тройка», у Игнатова те же права, что и у первого владельца.

Учитывая, что поломка иномарки произошла из-за производственного дефекта, у Астафьева возникло право требования к импортеру (п. 6 ст. 19 Закона о защите прав потребителей). Его он мог передать истцу. Исходя из этого, ВС отменил ранее вынесенные решения и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Суд принял материалы 19 августа 2020 года, но дело еще не рассмотрел.

По словам Александры Стирмановой из АБ S&K Вертикаль действующее законодательство не содержит запрета потребителям уступать право требования к продавцу: "Это субъективная возможность кредитора распорядиться принадлежащим ему правом по конкретному обязательству".

В рассматриваемом деле нижестоящие инстанции ограниченно толковали нормы права, на что и обратил внимание ВС, говорит эксперт. Фактически позиция нижестоящих судов сводится к тому, что собственник не может продать машину, в которой выявлен производственный дефект, а должен сам заявлять требования к импортеру. То, что потребитель при покупке знал о технических недостатках, не снимает с импортера ответственность за продажу авто с производственным дефектом. Стирманова считает, что Верховный суд справедливо указал нижестоящим судам на нарушения действующего законодательства.

Подробнее: Право.ru

Все публикации

Нажимая "Хорошо", вы соглашаетесь с использованием нами инструментов аналитики и организации поддержки.

Хорошо