Обеспечительные меры в банкротстве: зеленый свет? Статья Алёны Бачинской на zakon.ru

14 января 2019

Перед самым Новым годом, когда граждане уже закупались горошком для оливье, Верховный Суд вынес важное определение, касающееся обеспечительных мер в делах о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности (определение СКЭС ВС РФ No 305-ЭС17-4004(2) в деле о несостоятельности ИпоТек Банка).

АСВ обратилось с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя Банка, одновременно запросив обеспечительные меры в виде ареста имущества ответчика на сумму свыше 470 млн.руб. 

Нижестоящие суды отказали в обеспечении со стандартной мотивировкой: АСВ не доказало, что непринятие мер может причинить значительный ущерб должнику и его кредиторам, и что ответчик совершает действия, направленные на сокрытие и вывод своего имущества.

Верховный суд отменил судебные акты нижестоящих судов.

Помимо ссылок на Конституцию и международно-правовые акты, а также красивых оборотов о принципе «эффективной судебной защиты», Определение содержит следующие интересные выводы.

Во-первых, коллегия ВС указала на то, что обеспечительные меры являются ускоренным средством защиты. А значит, и правила доказывания для их принятия должны быть проще, нежели чем для доказывания обстоятельств при рассмотрении спора по существу. Поэтому достаточно лишь «разумных подозрений», что будет затруднительно или невозможно исполнить итоговый судебный акт.

Во-вторых, судьи ВС отметили, что АСВ является профессиональным управляющим банкротящихся банков и заявляло об обычно складывающейся практике, когда даже при привлечении субсидиарных должников к ответственности, взять с них нечего, все имущество давно выведено. Это нижестоящими судами учтено не было.

В-третьих, ВС указал на то, что доводы АСВ о недобросовестности субсидиарного должника (он-де мешал деятельности временной администрации) и вероятности отчуждения им имущества не были опровергнуты. Нижестоящие суды не установили, что такие доводы являются голословными и полностью надуманными.

В результате, заявление АСВ было направлено на новое рассмотрение  в суд первой инстанции, которая очевидно меры-таки примет.

Определение ВС демонстрирует явный тренд на усиление ответственности контролирующих лиц и все более ужесточающуюся правоприменительную практику. Оно означает, что позиция АСВ должна приниматься судами практически на веру, со значительно сниженным стандартом доказывания. А любые доводы АСВ, пусть и предположительные, должны опровергаться ответчиками.

Нижестоящие суды уже начали воспринимать эту позицию. К примеру, кассация Московского округа откладывала заседание по аналогичной жалобе АСВ, чтобы дождаться итогового решения ВС.

С одной стороны, логика ВС понятна: банков-банкротов много, конкурсную массу нужно как-то пополнять, судебная защита должна быть эффективной.

С другой стороны, налицо проблема с соблюдением баланса интересов: АСВ нередко включает в состав субсидиарных ответчиков всех «до кучи» - суд разберется. А это означает, что добросовестный ответчик, которому не повезло работать в банке незадолго до его банкротства (да, такие среди ответчиков тоже есть), будет длительное время существенно ограничен. А учитывая суммы требований (несколько миллиардов - обычный размер), такие обеспечительные меры будут непосильными и абсолютно кабальными.

Источник - zakon.ru

Все публикации