Меру сострадания оценивают суды. Комментарий Анастасии Гуриной для Коммерсантъ.

4 октября 2021 2021-10-4

Кассационный суд Владивостока направил на новое рассмотрение иск супружеской пары из Благовещенска к Амурской областной детской клинической больнице (АОДКБ). Супруги, дочь которых заразили гепатитом С в этой клинике, оспаривают сумму морального вреда за причиненные им страдания. Это один из исков 23 семей с требованием компенсаций от близких пострадавших детей. Их особенностью является то, что речь идет о возмещении вреда не в отношении маленьких пациентов, а в пользу их родителей. Суды Благовещенска, Москвы и Петербурга ранее удовлетворили похожие обращения, однако по ряду дел семьи продолжают оспаривать присужденные ранее суммы, считая их несоразмерными нанесенному вреду.

Девятый кассационный суд Владивостока отменил решение Амурского областного суда и направил на новое апелляционное рассмотрение иск супружеской пары (они просили не называть фамилии в СМИ, опасаясь огласки), настаивавшей на увеличении суммы компенсации морального вреда от АОДКБ. Их четырехлетняя дочь во время лечения онкозаболевания в амурской больнице была инфицирована гепатитом С (см. “Ъ” от 14 марта 2019 года). Благовещенский городской суд 15 декабря 2020 года постановил взыскать с клиники по 200 тыс. руб. в пользу каждого из супругов. Однако родители оспорили решение, посчитав сумму компенсации несправедливой. В жалобе они отмечали, что детей младше 12 лет в России не лечат от гепатита С — нет препарата для этой возрастной группы:

Истцы также сообщили, что им приходится постоянно ощущать страх, что и второй их ребенок может заразиться. Семья, отмечают они, была вынуждена полностью изменить свой образ жизни, отдавая большую часть времени младшей дочери, ее члены находятся в постоянном психоэмоциональном стрессе.

Родителей в суде pro bono представляет адвокатское бюро «S&K Вертикаль» — оно направило в суды иски от 23 семей. Адвокат адвокатского бюро «S&K Вертикаль» Анастасия Гурина обратила внимание “Ъ”, что российская судебная практика знает очень мало прецедентов, когда компенсацию взыскивают в пользу родственников: «Обычно это компенсация морального вреда в пользу родственников умерших в больницах или в колониях. Мы же уверены, что, когда в семью приходит беда, она затрагивает абсолютно всех ее членов. Безусловно, страдания семьи, жизнь которой полностью изменилась, должны подлежать справедливой, а не номинальной компенсации».

Напомним, согласно результатам эпидемиологического расследования Роспотребнадзора, с 2000 по 2019 год почти 170 пациентов гематологического отделения АОДКБ, где дети лечатся от онкологических и гематологических заболеваний, были инфицированы гепатитом С. Причиной ведомство назвало некачественное оказание медицинской помощи, а именно несоблюдение санитарных норм персоналом больницы. СК возбудил дело сначала по ч. 1 ст. 236 УК РФ (нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание; в качестве наказания предполагает штраф до 700 тыс. руб. либо ограничение свободы на срок до двух лет). Однако затем трем медикам (заместителю главврача и двум заведующим отделениями) было предъявлено обвинение по более легкой статье — ч. 1 ст. 293 УК РФ (халатность; предполагает штраф до 120 тыс. руб. либо арест на срок до трех месяцев). В январе 2021 года Благовещенский городской суд прекратил уголовное дело в отношении сотрудников Амурской областной детской клинической больницы в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Пока шло следствие, Благовещенский городской суд приступил к рассмотрению исков от родителей пострадавших детей с требованием компенсаций морального вреда. Речь в них шла о вреде, нанесенном детям. Граждан в суде представляли юристы Роспотребнадзора. Моральный вред истцы оценивали в 10–15 млн руб. за каждый случай инфицирования, однако суд взыскал с больницы по 700–950 тыс. руб. Тогда граждане начали подавать иски с требованием возмещенного вреда, причиненного персонально им как родителям (см. “Ъ” от 26 ноября 2020 года).

К настоящему моменту все эти дела в судах первой инстанции уже рассмотрены и удовлетворены. Процессы проходили в Благовещенске, Москве и Петербурге.

17 таких решений родители попытались оспорить, по десяти апелляционным жалобам суд счел правомерным ранее принятое решение. По семи искам суммы компенсаций были увеличены до 400–450 тыс. руб., но только если иск был подан от одного родителя. Еще в одном случае сумма морального вреда была увеличена до 800 тыс.— по иску матери, ребенок которой умер перед обращением в суд. Еще две семьи, проиграв апелляцию, пошли дальше — в кассацию. 14 октября 2021 года состоится заседание по последней из этих кассационных жалоб.

В вынесенном решении по кассационной жалобе суд встал на сторону родителей, посчитав, что суды первой и второй инстанций «ограничились установлением формальных условий применения нормы, что привело не только к абстрактным выводам о том, что в отношении истцов компенсация в сумме 200 тыс. руб. является справедливой, но и к ошибочным выводам о том, что в настоящем споре страдания истцов являются опосредованными».

Летом 2021 года два обращения родителей рассмотрели также суды Москвы и Петербурга.

Родители эти решения не оспаривали. Иски рассматривались по месту жительства — обе семьи вынуждены были покинуть Благовещенск и переехать. По их словам, это было сделано, чтобы обеспечить детям полноценное медицинское наблюдение. Адвокат Анастасия Гурина связала разницу в размере моральных компенсаций в Благовещенске, Москве и Петербурге с тем, что в двух последних регионах такие иски были единичны. Также она предположила, что суд отталкивался от уровня жизни, МРОТа и размера средней зарплаты.

Подробнее: Коммерсантъ

Пресненская набережная, 6 строение 2 123112 Москва
Все Публикации

Нажимая "Хорошо", вы соглашаетесь с использованием нами инструментов аналитики и организации поддержки.

Хорошо