Как судиться и готовиться к процессу: советы от судебных юристов. Комментарий Алены Бачинской для Право.ру.

15 ноября 2021 2021-11-15

Погрузитесь в фактуру дела, соберите доказательства, смоделируйте свои действия и поведение другой стороны. Процессуальные документы должны быть структурированными и логичными, ведь у судьи порой всего несколько минут, чтобы понять позицию. Выступление на процессе должно быть более простым и понятным. А еще представитель должен быть активным в интересах клиента. Ведь лучше получить замечание от судьи, чем плохое судебное решение.

Тактика до суда и в процессе

«Хороший литигатор выигрывает сложный судебный процесс, а отличный —побеждает, не обращаясь в суд», — подчеркнули эксперты. Досудебную претензию нужно рассматривать не как формальность, а как кратчайший путь добиться нужного результата. Поэтому отправлять ее надо по всем известным адресам:

  • Юридическому;
  • Фактическому;
  • По электронной почте;
  • В мессенджеры и соцсети управленцев.

Спикер дал советы и по оформлению претензии. Писать нужно:

  • Четко и понятно, а не абстрактно;
  • Сдержанно и уважительно: излишняя напористость и эмоциональность могут навредить;
  • Обосновано и аргументировано;
  • Со ссылками на судебную практику, чтобы контрагент понял, что в суде может проиграть с высокой вероятностью

С помощью досудебной претензии можно подтвердить те факты, доказательств которых у вас нет.

Опрошенные эксперты поделились своим взглядом на оптимальную тактику в судебном заседании. В частности, важно:

  • Изучить все обстоятельства дела;
  • Получить как можно больше доказательств;
  • Подготовить «бомбу»: одно-два доказательства и одну-две нормы, которые невозможно опровергнуть (например, заявление о пропуске исковой давности);
  • Смоделировать свои действия, поведение другой стороны и свою реакцию на это.

Сomplex litigation и беспрецедентные дела

Эксперты также рассказали о complex litigation. В России этот термин не популярен, а вот в США используется активно: крупные фирмы заявляют о нем, как о специфической услуге. Там даже есть инструкция по таким делам — Manual for Complex Litigation, который разработали судьи. Сейчас действует четвертая редакция, в ней больше 800 страниц.

Выделяют два критерия, по которым российские споры можно отнести к complex litigation:

  • Множественность лиц на стороне истца или ответчика, например банкротные споры или прекращение работы банка, у которого много вкладчиков;
  • Несколько взаимосвязанных процессов — такими часто бывают интеллектуальные споры, где стороны обычно запускают серию судебных процессов и тяжб в Роспатенте.

Во втором случае следует не забывать об эстоппеле и преюдиции. Во-первых, нельзя противоречить самому себе в разных процессах, иначе в каком-то из них можно получить отказ. Во-вторых, неосторожная преюдиция в неважном споре может навредить в другом, более серьезном процессе.

Когда практики по «беспрецедентному» вопросу нет, эксперты рекомендуют изучать смежные вопросы, доктрину и другую аналитику. Правда, в суде опасно ссылаться на доктрину, судьи часто это не приветствуют, признает она. Но изучение аналитики поможет юристу глубже понять проблему. Иногда приходится заказывать аналитические и сравнительно-правовые исследования у узкоспециализированных юристов. Здесь тоже нужно быть готовым к тому, что документ пригодится лишь для формирования вашей позиции по делу. Если сработает аксиома «суд знает право», судья откажется приобщать документ как доказательство, предупреждают эксперты. При этом у сравнительно-правовых заключений больше шансов на приобщение, чем у исследования по российскому законодательству.

Готовиться к процессу и быть активным

Документы должны быть структурными и логичными. У судьи порой есть всего несколько минут, чтобы понять вашу позицию, объясняют эксперты.

Выступление в суде должно быть ясным. Это не пересказ процессуального документа, предостерегают юристы. Такие документы по объективным причинам пишутся сложно, а речь в суде — разговорный и понятный язык. Нужно иметь несколько планов выступления. Судья может задавать вопросы, прерывать, надо быть готовым к этому. Репетировать выступление лучше всего вслух и перед зеркалом. На заседании обращайте внимание на то, как реагирует судья. Идеально — ловить каждый взгляд и каждый жест, поэтому полезно выступать вдвоем. Один говорит, второй наблюдает, а потом проговаривает то, что судья мог не понять.

Война со злоупотреблениями

Алена Бачинская, советник АБ «S&K Вертикаль» рассказала, как бороться с нечестными ответчиками. По словам спикера, в США и Англии есть четкий стандарт добросовестного поведения в процессе. Например, особые правила раскрытия доказательств: каждая сторона должна выдать все, что у нее есть, а не только то, что полезно ей.

Бачинская выделяет три тактики недобросовестных ответчиков: нападение, затягивание процесса и уклонение. При нападении ответчик делает больше, чем нужно для защиты. К примеру, заявляет необоснованные встречные иски. В ответ можно заявить, что оппонент затягивает производство по делу. При затягивании процесса ответчик может скрывать доказательства или забрасывать суд процессуальными ходатайствами, а позицию по существу не раскрывать. В ответ Бачинская советует заявить об эстоппеле. В случае ухода ответчик выглядит как «пассивный созерцатель»: приходит в процесс и ничего не делает или вовсе даже не приходит. Тогда можно ходатайствовать о рассмотрении дела по имеющимся доказательствам, считает спикер.

Оговорка о публичном порядке и электронное правосудие

Эксперты отметили, как российские суды толкуют оговорку о публичном порядке при признании и приведении в исполнение иностранных судебных решений. Эта оговорка направлена на то, чтобы не допустить применения в РФ иностранного права, которое противоречит основам российского правопорядка, напомнила спикер.

В теории такие иностранные нормы должны посягать на масштабные вещи: интересы больших социальных групп, суверенитет и безопасность государства и тому подобное. Но российские суды часто толкуют понятие правопорядка гораздо шире, отметил эксперт. К примеру, как посягательство на суверенитет рассматривается приведение в исполнение решения против компании, которой в конечном счете владеет Российская Федерация. Даже если владение опосредованное — через ряд материнских компаний — суды считают, что затрагиваются интересы государства и отказываются приводить решение в исполнение.

Еще одна проблема связана с тем, что российский суд не должен пересматривать иностранное решение по существу. При применении оговорки о публичном порядке этот запрет становится гибче. Порой российский суд говорит, что иностранный неправильно выбрал применимое право и этим нарушил принцип законности и российский публичный порядок.

Подробнее: Право.ру

Пресненская набережная, 6 строение 2 123112 Москва
Все Публикации

Нажимая "Хорошо", вы соглашаетесь с использованием нами инструментов аналитики и организации поддержки.

Хорошо