Эпидемия коронавируса подтолкнула к росту рынок онлайн–образования. Как оказалось, правовое регулирование не поспевает за процессом. Комментарий Аниты Кактыньш для Делового Петербурга.

16 августа 2021 2021-08-16

В марте этого года Городской суд Петербурга рассмотрел спор между студентом петербургского Политехнического университета Петра Великого Даниилом Тимофеевым и его вузом. Повод к спору дала летняя промежуточная аттестация, проходившая в 2020 году в дистанционном режиме. Согласно регламенту университета, перед началом тестирования преподаватель должен идентифицировать студентов, а затем осмотреть помещения, в которых они находятся.

Внутренний регламент вуза устанавливал порядок осмотра. В частности, этот документ обязывал студента перемещать камеру (ноутбук) таким образом, чтобы преподаватель мог осмотреть всё помещение.

Даниил Тимофеев полагал, что это требование не соответствует законодательству России. Более того, оно нарушает принципы неприкосновенности жилища и частной жизни, декларированные в ст. 25 Конституции РФ.

В суде представитель вуза заявил, что доводы истца не соответствуют фактическим обстоятельствам. Так, по внутренним документам преподаватель обязан контролировать процесс промежуточной аттестации, что, собственно, он и делает при очной форме. Однако при дистанционной аттестации, которая позволяет во время эпидемиологических ограничений обеспечить непрерывность обучения, единственной возможностью является осмотр помещения.

Калининский райсуд Петербурга, рассматривавший первоначально этот спор, встал на сторону университета. "Городской суд Петербурга, куда была подана апелляционная жалоба на решение первой инстанции, также не усмотрел нарушений в действиях вуза", — уточнила Дарья Лебедева, глава Объединённой пресс–службы судов Петербурга.

Анита Кактыньш, руководитель проектов адвокатского бюро "S&K Вертикаль", полагает, что онлайн–обучение связано с рядом проблем, которые не имеют отношения к юридическим: "Тут и организационные вопросы — к примеру, наличие гаджета с подключением к сети интернет, — и индивидуально–психологические моменты".

А кейс о защите частной жизни петербургского студента напомнил эксперту широко известный процесс из судебной практики США про хозяйку, сушившую свою кошку в микроволновке. Кошка погибла, и женщина обвинила компанию — производителя микроволновок: инструкция не запрещала сушить животных в данном бытовом приборе.

Суд удовлетворил требования истицы, однако после этого случая так никто и не стал указывать в инструкции к микроволновой печи побочный результат в виде смерти кота.

"Не следует снимать с себя ответственность за потенциальное нарушение твоей приватности. Не хочешь, чтобы кто–то видел твоё жилище, сядь у стены либо поставь защитный экран, в том числе c помощью компьютерной программы", — рекомендует Анита Кактыньш.

Подробнее: Деловой Петербург

Пресненская набережная, 6 строение 2 123112 Москва
Все Публикации

Нажимая "Хорошо", вы соглашаетесь с использованием нами инструментов аналитики и организации поддержки.

Хорошо