Кто в ответе за подделку, или История доверчивого бизнесмена Дело № А32-35215/2014

30 июля 2017

ГЛАВНЫЙ ВОПРОС В ДЕЛЕ

Если директор общества, отдавая недвижимость в ипотеку, подделал одобрительную подпись участника, на кого возложить ущерб от таких действий? Должен ли отвечать единственный участник, выбравший такого ненадежного директора, или банк, который не проверил подпись на фальшивом документе?

С ЧЕГО ВСЕ НАЧАЛОСЬ

 ООО “Ассер” не хватало 10 млн руб., чтобы закончить торговый центр в Армавире, а кредит банки не давали. В 2009 году директор фирмы Сергей Терескин сообщил ее единственному учредителю Сергею Елизарьянцу, что занял денег у знакомого предпринимателя Олега Глущенко. Строительство возобновилось. Но уже в 2010 году Россельхозбанк (РСХБ) стал предъявлять претензии к «Ассеру», и Елизарьянц узнал правду. На самом деле предприниматель Глущенко взял в кредит 55 млн руб. на свое имя под залог недостроенного торгового центра. Оформить ипотеку помог директор Терескин. Поскольку для крупной сделки нужно было согласие Елизарьянца, его подпись подделали. 10 млн из полученного Терескин перевел в «Ассер» для строительства. Глущенко по долгу не платил и обанкротился, а банк «просудил» долг (82 млн руб. с учетом процентов) и обратил взыскание на торговый центр и право аренды земли под ним (стоят 88 млн руб.).

ТАКТИКА ИСТЦА 

Елизарьянц предпринял попытку «спасти» недвижимость и оспорил ипотеку как аморальную сделку (противоречащую основам правопорядка и нравственности). К тому моменту Терескина осудили за превышение полномочий. Поэтому Елизарьянц приложил к заявлению копию приговора.

ВОЗРАЖЕНИЯ ОТВЕТЧИКА 

РСХБ настаивал, что ипотеку надо сохранить: он не знал и не должен был знать, что подпись в одобрение сделки фальшивая. Все документы были в порядке, директор действующий и законно выбранный. Кроме того, Елизарьянц пропустил срок исковой давности: исполнение договора ипотеки началось в 2010 году, а в суд он обратился в 2014-м.

ПОЗИЦИЯ ТРЕХ ИНСТАНЦИЙ

Признали ипотеку ничтожной. Учредитель не распоряжался передать торговый центр в залог, а значит, ущерб обществу нанесли преступные действия директора, заключившего аморальную сделку. К тому же, одобрительная подпись Елизарьянца заметно отличалась от обычной, что должно было насторожить работников банка.

ПОЗИЦИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА

Единственный учредитель компании обычно назначает директором того, кому он доверяет. Если доверие не оправдалось – это риск участника, его нельзя переложить на банк. РСХБ вел себя добросовестно, получил для сделки полный комплект документов, директор значился в ЕГРЮЛ. Сама по себе ипотека не угрожает основам правопорядка и нравственности, а сделку надо было трактовать в пользу сохранения, а не «уничтожения» сделок.

ЧЕМ ВСЕ ЗАКОНЧИЛОСЬ

Верховный суд отклонил требования Елизарьянца о признании ипотеки недействительной. Единственное моральное утешение учредителя в том, что директору Терескину еще долго отбывать свой реальный срок.

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА S&K ВЕРТИКАЛЬ

Это одно из самых громких дел в практике привлечения к субсидиарной ответственности контролирующего лица с поистине беспрецедентной суммой взыскания. Сергей Пугачев был признан контролирующим лицом, хотя формально не являлся акционером и не занимал какой-либо руководящий пост в банке. Чтобы подтвердить его фактический контроль, суду пришлось исследовать многочисленные свидетельские показания, а также сведения и документы из иностранных юрисдикций. Они подтвердили, что в конце цепочки владения банка находился именно Пугачев

Вся аналитика