Что нужно знать, обращаясь в коммерческие медицинские лаборатории? Спецпроект газеты Коммерсантъ при участии адвокатского бюро «S&K Вертикаль»

23 января 2018

Оперативность и доступность — главные козыри стремительно развивающегося рынка платных медицинских анализов. В первую очередь это успешный бизнес и только потом — медицина. А значит, пациент должен знать и уметь отстоять свои права как потребитель. “Ъ” разобрался в юридической стороне взаимоотношений продавца и покупателя в этой сфере, выяснил основные причины ошибок и куда жаловаться, если качество услуг коммерческих лабораторий вызывает сомнения. 

На что обратить внимание в договоре

Подписывать договор на оказание платных медицинских услуг обычно приходится впопыхах, прямо перед сдачей анализов, да еще и на голодный желудок. Вникать в суть того, что написано мелким шрифтом юридическим языком, обычно никому не приходит в голову.

Корреспонденты “Ъ” в четырех городах — Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде и Екатеринбурге — постарались получить такие договоры в крупнейших частных и государственных диагностических центрах.

В большинстве случаев для этого пришлось сдать анализы, пройти обследование на томографе или аппарате УЗИ, так как заранее (то есть не в день подписания) получить рутинный документ в большинстве лабораторий оказалось практически невозможно.

Добытые буквально кровью наших коллег документы мы передали известным юристам, специализирующимся в сфере медицинского права. В результате подробного анализа были выявлены многочисленные мелкие и некоторые весьма серьезные нарушения.

В частности, наши эксперты обратили внимание на нарушения, по их мнению, сознательно зашитые в договоры на оказание платных медуслуг, которые в случае предъявления претензий или дальнейшего судебного разбирательства могут помешать пациенту добиться решения в свою пользу:

Наиболее часто встречающиеся нарушения:

➊ — не указано лицо, подписывающее договор;

➋ — нет лицензии на лабораторную диагностику / не указан перечень работ и услуг, на которые получена лицензия на осуществление медицинской деятельности;

➌ — мелкий шрифт / расплывчатые общие формулировки;

➍ — установление договорной подсудности;

➎ — нет информированного добровольного согласия / не определена ответственность исполнителя за соблюдение врачебной тайны и защиту персональных данных (в том числе при передаче биоматериала третьим лицам);

➏ — не расписан порядок проведения теста (то есть не написано, где проводится сама процедура, а где проводится анализ самих результатов);

➐ — нет порядка изменения и расторжения договора / не расписан порядок рассмотрения споров;

➑ — не предупреждают пациента о привлечении третьих лиц для проведения исследований;

➒ — нет перечня услуг, которые являются предметом договора;

➓ — нет порядка оказания дополнительных медуслуг и срочного медицинского вмешательства;

✽ — цены установлены в условных единицах.

Комментарии лабораторий

Юрий Андрейчук, генеральный директор лабораторной службы «Хеликс»:

Мы не заключаем договоры оказания платных медицинских услуг путем размещения публичной оферты на сайте. В своей деятельности организация руководствуется в том числе постановлением правительства РФ от 04.10.2012 N 1006 «Об утверждении Правил предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг», в котором описаны требования к договору и информации, которая должна быть размещена на сайте и на информационных стендах медицинской организации. Клиенту может быть предоставлен договор для ознакомления в случае такого запроса.

Татьяна Пескова, медицинский директор, «Гемотест»:

В лабораторном отделении с пациентом при оформлении каждого нового заказа заключается новый договор на оказание платных медицинских услуг. Кроме того, в соответствии со ст. 20 федерального закона от 21.11.2011 №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» пациент дает информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство. Договор заключается от лица организации, оказывающей услуги, то есть в договоре фигурирует Исполнитель — юридическое лицо, которому принадлежит именно это лабораторное отделение. 

Договор и смета к нему, имеющая уникальный номер, являются атрибутом заказа и формируются информационной системой «Гемотест» автоматически, при оформлении заказа на оказание платных медицинских услуг. 

Соглашение не является публичной офертой: подписывая документ, пациент не присоединяется к соглашению, которое может в период действия претерпевать изменения по воле компании. Обращаясь в лабораторное отделение «Гемотест», пациент и исполнитель заключают персональный договор, в котором отражаются права и обязанности обеих сторон непосредственно на день его подписания и на день оформления нового заказа. 

Договор, заключенный сегодня, может отличаться от договора, заключенного ранее, на предыдущую услугу. Текст договора постоянно дорабатывается: в каждой новой редакции учитываются актуальные требования законодательств и опыт взаимодействия с пациентами. 

В настоящее время на сайте компании разрабатывается новый «Личный кабинет», в котором помимо результатов анализов пациенту будут доступны копии заключенных им договоров.

Александр Островский, генеральный директор лаборатории «Инвитро»:

Договоры не любят давать франчайзи, так как они экономят бумагу. Наш договор на четырех страницах, у нас 10 млн. индивидуальных посетителей в год, если на каждого тратить пять листов бумаги, то получается 50 млн в год. Посчитайте еще порошок для принтера, тонеры, амортизацию принтеров и скажите, сколько это будет стоить? Кроме того, печать договора — это время. Для нас эти договоры — сплошная головная боль.

Жанна Амирова, руководитель службы по связям с общественностью CMD — Центр молекулярной диагностики ФБУН ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора:

Размещение текста договора не является установленной обязанностью исполнителя медицинских услуг, но мы всегда с радостью откликаемся на пожелания наших клиентов по улучшению сервиса, доступности информации: типовая форма договора-заказа будет размещена для ознакомления онлайн при оформлении  

Общие недостатки договоров
Невозможно заранее ознакомиться с договором

Юлия Андреева, адвокат и руководитель проектов адвокатского бюро S&K «Вертикаль»:

Действующее законодательство формально не обязывает медицинские организации размещать договор для обозрения, а также предоставлять его пациенту для ознакомления вне места нахождения медицинской организации, однако предполагается, что пациент имеет возможность надлежащим образом ознакомиться с условиями договора, поскольку такой договор является основанием для возникновения его прав и обязанностей. 

Кроме того, предоставление договора исключительно при его подписании не обеспечивает его правильный выбор, а также ограничивает свободу потребителя медицинских услуг.

Максим Петров, руководитель аналитического отд. «Фрейтак и сыновья. Бюро присяжных поверенных»:

Если медучреждение или лаборатория размещает свою документацию в открытом доступе, то это очень важный репутационный признак. Если прячет, то это говорит о желании избежать ответственности либо вообще может граничить с мошенничеством.

Мелкий шрифт

Юлия Андреева, адвокат и руководитель проектов адвокатского бюро S&K «Вертикаль»:

Ни один из предоставленных для анализа договоров по содержанию в полной мере не соответствует требованиям действующих норм права. Отдельные договоры содержат условия, ущемляющие права потребителя. Ряд договоров в нарушении Санитарных правил выполнены мелким шрифтом, что фактически означает не доведение в наглядной и доступной форме информации до потребителя.

Много лишней информации

Максим Петров, руководитель аналитического отд. «Фрейтак и сыновья. Бюро присяжных поверенных»:

Утвержденный правительством РФ порядок оказания платных медицинских услуг не обязывает включать в договор эту информацию. Предусмотрено лишь, что «при заключении договора по требованию потребителя и (или) заказчика им должна предоставляться в доступной форме информация о платных медицинских услугах, содержащая следующие сведения… о методах оказания медицинской помощи, связанных с ними рисках, возможных видах медицинского вмешательства, их последствиях и ожидаемых результатах оказания медицинской помощи». Эта фраза дословно воспроизведена в договоре, но она ни к чему не обязывает исполнителя. 

Отсутствие в договоре условия о конкретном методе диагностики и ожидаемых от него результатах позволяет клинике выбрать самый устаревший и самый дешевый вариант.

Сергей Черный, юрист корпоративной практики юридической фирмы Eterna Law, Альянс:

Цитировать в публичном договоре законы абзацами — не только моветон с юридической точки зрения, но и «запудривание мозгов» рядовому посетителю лаборатории. Продраться сквозь напластования банальностей вроде той, что услуги лабораторной диагностики оказываются на основании законодательства РФ, сможет далеко не каждый.

Неполный возврат денег за услугу, от выполнения которой заказчик отказался

Сергей Черный, юрист корпоративной практики юридической фирмы Eterna Law, Альянс:

Гражданский кодекс РФ разрешает заказчику отказаться от услуг, при этом возмещая исполнителю только фактически понесенные расходы. На практике клинике или лаборатории будет крайне трудно доказать такие расходы, так как медицинская сестра получает ежемесячную зарплату, а не за факт укола иголкой одного пациента. Условия договора об удержании уплаченной суммы или какого-то процента недействительны. Если у человека уже взяли кровь или приняли контейнер с мочой на анализ, а потом пациент осознал, что делать анализ (указанный в договоре) ему не нужно, он может потребовать возвращения денег за вычетом стоимости расходных материалов. Клинике-исполнителю или лаборатории в случае судебного разбирательства придется доказывать не только величину своих расходов, но и то, что деньги были потрачены вследствие обращения пациента за услугами. Возмещения расходов, которые были бы понесены независимо от этого, потребовать не получится.

Установление договорной подсудности

Сергей Черный, юрист корпоративной практики юридической фирмы Eterna Law, Альянс:

Это незаконно, так как ухудшает положение пациента, лишая его тех гарантий, которые предоставлены ему законом «О защите прав потребителей». Потребитель имеет право подавать в суд либо по своему месту жительства, либо по месту исполнения договора, либо по месту нахождения организации. Но, судя по договору «Европейского медицинского центра», пациенты этой клиники могут обращаться с претензиями по качеству оказания медицинской помощи только в Бутырский районный суд города Москвы (п. 6 договора «Порядок разрешения споров»). Правда клиника, чтобы избежать штрафов за включение в договор таких условий, в том же пункте пишет, что заказчик услуг вправе отказаться от условий договорной подсудности, но для этого он должен написать отдельное заявление «в период действия договора, но до возникновения судебного спора». На самом деле никаких дополнительных заявлений, чтоб защитить себя в суде, писать не нужно.

Максим Петров, руководитель аналитического отд. «Фрейтак и сыновья. Бюро присяжных поверенных»:

Странно выглядит условие о договорной подсудности в п. 6.1 договора. Клиника предлагает судиться в удобном для нее суде, заранее создавая неудобства для потребителя по сравнению с его правами, предусмотренными законом.

Нет лицензии на лабораторную диагностику

Максим Петров, руководитель аналитического отд. «Фрейтак и сыновья. Бюро присяжных поверенных»:

Это значит, что компания оказывает, по сути, только логистические услуги. Следовательно, нет никаких гарантий, что с биоматериалом работает действительно компетентный персонал, имеющий представление о возможной инфекционной или даже эпидемиологической опасности данного материала.

Срочное неотложное медицинское вмешательство

Шамиль Шихшаидов, адвокат, руководитель департамента по абонентскому обслуживанию клиентов «Барщевский и партнеры», член Адвокатской палаты города Москвы:

В п. 4.1 договора «Геномеда» указан порядок оказания срочного неотложного медицинского вмешательства при возникновения осложнений, но при этом в нарушение п. 21 постановления данный пункт не содержит условие о том, что такие медицинские услуги оказываются без взимания платы. 

В связи с этим пациенту неясно, придется ли ему платить за такие услуги или нет. 

В договоре ООО «ЭстетикЛаб», Нижний Новгород, отсутствуют положения о порядке оказания дополнительных медицинских услуг (п. 20 постановления), а также о предоставлении дополнительных медицинских услуг по экстренным показаниям для устранения угрозы жизни потребителя при внезапных острых заболеваниях, состояниях, обострениях хронических заболеваний (п. 21 постановления).

Информированное согласие

Шамиль Шихшаидов, адвокат, руководитель департамента по абонентскому обслуживанию клиентов «Барщевский и партнеры», член Адвокатской палаты города Москвы:

Необходимым условием оказания медицинских услуг является также получение от пациента информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство (ст.20 Закона об основах охраны здоровья граждан). 

В договоре ООО «Геномед» отсутствует какая-либо ссылка про получение информированного согласия.

Алексей Койляк, медицинский юрист Лиги защиты медицинского права:

В рамках данного договора в пункте 2.3.1 договора с «Хеликс» указано, что заказчик (потребитель) обязан самостоятельно ознакомиться с требованиями подготовки к лабораторным исследованиям и иным процедурам до сдачи биоматериала и соблюдать данные требования. Вместе с тем, в ст. 10 Закона о защите прав потребителей указано, что: изготовитель (исполнитель) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора. 

Таким образом, несмотря на отсутствие медицинского образования у потребителя, исполнитель в данном договоре возложил на потребителя обязанность по самостоятельному изучению порядка подготовки к проведению анализов без указания, где потребитель мог бы ознакомиться с такими правилами подготовки.

Защита медицинской тайны

Алексей Койляк, медицинский юрист Лиги защиты медицинского права:

В п. 7.3 договора «Гемотеста» (ООО «САН») указано, что исполнителю по договору предоставляется право осуществлять обмен (прием и передачу) персональных данных с иными медицинскими организациями, органами государственной и муниципальной власти. 

Также в п. 9.2 указано, что, если третье лицо предъявит исполнителю уведомление/заказ-договор или иную информацию о пациенте, исполнитель (клиника) не несет ответственности за выдачу данных (медицинских документов, результатов исследований) третьему лицу. 

Вместе с тем, исходя из совокупности указанных пунктов, исполнитель снял с себя ответственность за передачу данных, составляющих врачебную тайну, иным лицам и лицам, не указанным заказчиком/пациентом в договоре. Вместе с тем, такая ответственность (за сохранение врачебной тайны и персональных данных) прямо возложена на медицинское учреждение и строго регламентируется законом. Так, исполнитель не вправе передавать информацию, составляющую врачебную тайну, третьим лицам без предварительного письменного согласия на то пациента, однако в данном случае разрешил себе это в договоре.

Условия, ставящие пациента в более жесткие рамки, чем предусмотрено федеральным законом

Сергей Черный, юрист корпоративной практики юридической фирмы Eterna Law, Альянс:

Нельзя вносить в договор условия, которые ухудшают положение потребителей по сравнению с тем, что прописано в законе «О правах потребителей» и других законах.

Вмененные немедицинские услуги

Алексей Койляк, медицинский юрист Лиги защиты медицинского права:

В п. 4.11 договора с ЕМС в договоре на клинику возложена обязанность по поручению пациента совершать юридические и иные действия по приобретению для него немедицинских услуг/товаров от имени клиники, но за счет пациента (заказчика). 

По сути, клиника включила в договор на оказание платных медицинских услуг агентский договор, что является отдельным предметом отдельного соглашения и не может быть установлено, как пункт договора оказания платных медицинских услуг. Данное обстоятельство является нарушением постановления правительства РФ от 4 октября 2012 №1006 «Об утверждении правил предоставления платных медицинских услуг», а также Закона о защите прав потребителей (запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг). Убытки, причиненные потребителю вследствие нарушения его права на свободный выбор товаров (работ, услуг), возмещаются продавцом (исполнителем) в полном объеме.)

Общие комментарии юристов

Максим Петров, руководитель аналитического отдела «Фрейтак и сыновья. Бюро присяжных поверенных»:

«Ворон ворону глаз не выклюет» 

Конечно, многие претензии к договорам, которые предлагают нам заключать медицинские компании, можно оспорить, но общая направленность на создание трудностей слабой стороне (пациенту.— “Ъ”) четко просматривается. А правовые предпосылки к этому, конечно, заложены в про-корпоративных нормативных документах, регулирующих деятельность коммерческих медицинских организаций. Ворон ворону глаз не выклюет. 

Хочется обратить особое внимание на договор ЕМС: написано очень витиевато. «Медицинские центры клиники, в отношении которых действует настоящее публичное предложение (доступность конкретных медицинских услуг в отношении каждого из медицинских центров зависит от действующей на момент обращения лицензии на осуществление медицинской деятельности)». Далее идет список клиник. Ниже по тексту есть очень обобщенный перечень услуг. Возникает вопрос: а почему просто не взять и не написать как в лицензии? Ответ: значит, есть основания дезинформировать потребителя.

Юлия Андреева, адвокат и руководитель проектов адвокатского бюро S&K «Вертикаль»:

«Количество жалоб минимально» 

Нарушение прав потребителей медицинских услуг существенно никак не пресекается, контроль за соблюдением установленных законом положений не осуществляется должным образом, привлечение к административной ответственности не приводит к восстановлению нарушенных прав. Отдельно отметим, что количество жалоб потребителей медицинских услуг минимально, отчасти это может быть связано с тем, что в результате подобных разбирательств потребитель не получает никакого эффекта кроме временных и эмоциональных затрат. Все это в конечном итоге и сказывается на большом количестве нарушений со стороны медицинских организаций. 

В случае если были оказаны медицинские услуги ненадлежащего качества, возмещение вреда осуществляется исходя из положений закона №2300-1. При этом договор не определяет дополнительных мер ответственности, поскольку потребитель не имеет возможности формулировать условия договора, а только присоединяется к нему.

Олег Родин, адвокат Московской областной коллегии адвокатов, кандидат медицинских наук, специализируется на медицинских делах:

«Пациент ничего не обязан» 

Отсутствие четко прописанного предмета договора — общая проблема всех договоров, рассмотренных в рамках специального проекта “Ъ”. На практике это часто оборачивается большой болью. 

Сегодня у меня был суд по делу человека, который лег на два дня в одну из старейших московских платных клиник, чтобы пройти плановое обследование на мощном компьютерном томографе по поводу своего основного онкологического заболевания. Во время обследования у больного случился сердечный приступ, его экстренно перевели в реанимацию той же клиники, где за три дня оказали платных медицинских услуг на 380 тыс. руб. В том числе, судя по документам, 11 раз сделали УЗИ и 12 раз взяли биохимический анализ крови. Когда стало понятно, что деньги у семьи кончаются, врачи платной клиники вызвали обычную скорую помощь и отправили пациента «на долечивание» в Боткинскую больницу, где тот вскоре умер. 

В суде представители платной клиники настаивали на том, что все манипуляции, в том числе в реанимации, были плановыми, а значит платными. В договоре не было точно указано, какие именно манипуляции запланированы во время госпитализации. В итоге судья отказалась принять претензии родственников больного, которого по сути выкинули из стационара, предварительно обобрав. 

Напомню, что по российским законам, если при оказании платных услуг возникает острое состояние или обостряются хронические заболевания, помощь должна быть оказана бесплатно в лечебном заведении любой формы собственности на всей территории нашей страны. Этот пункт обязательно должен быть обозначен в договоре. 

Еще один важный момент: во всех договорах речь только об ответственности заказчика/плательщика, и ни слова об ответственности исполнителя. В частности, если пациент опаздывает на прием на 10 минут к назначенному времени, клиника снимает с себя все обязательства по временным рамкам оказания услуги. Но никакого наказания для исполнителя за срыв времени приема не предусматривается, пациент может просидеть в очереди без всякой компенсации потраченного времени и нервов. 

Законные обязанности заказчика ограничиваются исключительно ст. 779 ГК РФ, которая обязывает его оплачивать оказанные услуги. А исполнитель обязан оказать услугу на основании задания, которое определяет заказчик. На основе задания формируется предмет договора. 

Таким образом, формулировка «Пациент/заказчик обязан...» — неправильная. Только в одном-двух договорах я увидел корректное предупреждение: «если пациент не будет выполнять рекомендации по подготовке к исследованиям, то может снизиться качество результатов». Пациент ничего не обязан, он не в тюрьме и не в казарме!

Откуда берутся ошибки в анализах

8ee3afade305af9b138e05475db65557.png

Современная коммерческая лаборатория — это бизнес, основанный на франчайзинге. Чаще всего пациент не знает, сдает он анализы в офисе материнской компании или имеет дело с сотрудниками созданной позавчера фирмы. Чтобы войти в этот бизнес, не требуется опыт работы в медицинской сфере.

Аутсорсинг и делегирование манипуляций с биологическими материалами лабораториям-партнерам, о существовании которых заказчик (физическое лицо) и не подозревает, являются общей практикой. Место, где принимают анализы, интуитивно воспринимается пациентом как медицинское учреждение, хотя на самом деле это скорее отделение почты или службы курьерской доставки.

Сейчас много говорят об уберизации различных бизнесов, так вот в лабораторной диагностике это давно случившийся факт. Когда мы приходим в пункт сдачи анализов, на котором написано очень известное название, в которое, в свою очередь, вложены огромные рекламные бюджеты, мы понятия не имеем, кто на самом деле будет делать наш анализ. Поэтому всегда остается вопрос, кто отвечает за качество, за трактовку результатов, за так называемую прослеживаемость (результаты проб, взятых в разные дни, вместе образуют непротиворечивую картину.— “Ъ”)

По словам господина Годкова, факторы, влияющие в конечном итоге на точность результатов, распределяются неравномерно по многоуровневой логистической цепочке: от забора биоматериала до выдачи результата пациенту. Основная часть ошибок в результатах, уверен эксперт, происходит из-за нарушений на этапе подготовки пациента и взятия биоматериала: «Например, сотрудники лаборатории должны быть обучены очень четким правилам забора крови: нельзя долго держать жгут, бить человека по плечу». Наименьший риск ошибок — во время самого анализа, когда биоматериал загружен в робот-анализатор. Современное лабораторное оборудование фактически исключает человеческий фактор, а вместе с ним и ошибки.

При этом стоит иметь в виду, что слухи о «плохих» и «хороших» лабораториях часто поддерживаются врачебным сообществом. Разумеется, большинство больных принимает советы докторов без какой-либо критики. Участники рынка более подозрительны.

Александр Островский, основатель лаборатории «Инвитро»

На рынке лабораторной диагностики сегодня процветают взятки и откаты. Когда врачи советуют пациентам одну сеть коммерческих лабораторий, а про другую говорят, что “там плохо делают анализы, не ходите туда”,— это типичный случай коррупции. Надо понимать, что такие “советы специалиста” могут стоить от 10% до 30% от стоимости заказа».

Кому жаловаться на коммерческую лабораторию

Если ваше негодование вызвало скользкое крыльцо лаборатории или медленная работа администратора, для начала имеет смысл обратиться в call-центр самой компании. Телефоны и адреса электронной почты есть на сайтах всех крупных операторов.

«В нашей компании работает служба разбора и реагирования на обращения граждан. Мы тут же сообщаем, в какой срок будет рассмотрена жалоба и кто будет ею будет заниматься. Стоит отметить, что у нас нет практики "спускать" жалобы тем, на кого жалуются»,— заверили “Ъ” в «Гемотесте».

Если речь идет о жалобе на несправедливое ценообразование или плохое качество исполнения тестов и манипуляций, то логичнее «вынести сор из избы». Например, обратиться к регулятору или в другие уполномоченные органы. «Росздравнадзор принимает и рассматривает обращения граждан через региональные отделения, а также на сайте. Разбор обращений расписывается по разным департаментам, в зависимости от содержания»,— сообщила “Ъ” руководитель пресс-службы ведомства Ольга Малева.

«Моя практика показывает, что Росздравнадзор аккуратно отвечает на жалобы, но не надо сильно надеяться, что это приведет к каким-то финансовым результатам для жалобщика»,— предупреждает руководитель аналитического отдела «Фрейтак и cыновья» Максим Петров. По его словам, суть большинства таких ответов сводится к тому, что ведомство запросило разъяснения у лаборатории и, обнаружив нарушения (что случается не часто), вынесло предписание к их устранению.

«Самое большее, что может сделать регулирующее ведомство для вас лично — это начать административное расследование. Но для каждого вида нарушений существует срок давности от трех месяцев до года. Предъявлять претензии нужно по горячим следам»,— советует господин Петров.

Примерно такая же эффективность возможна в случае обращения в правоохранительные органы (по фактам предполагаемого мошенничества, а его еще надо доказать) и любого другого «уголовного» уклона.Если рядового работника компании признают виновным и осудят, это еще не будет означать выплаты вам компенсации.

Если речь идет о серьезном ущербе, возникшем в результате халатности или ошибки, придется идти долгим путем гражданско-правовой процедуры.

Чтобы предъявить обоснованные претензии к качеству выполнения работ, нужно найти независимую экспертную организацию и получить ее заключение. В качестве такой организации может выступить крупный государственный научно-исследовательский институт, где есть нужные специалисты. Скорее всего, пациент должен будет пересдать тест и предоставить все предыдущие результаты обследований.

«Если эксперты подтвердят, что результаты сомнительного теста действительно выбиваются из клинической картины пациента, или найдут другие весомые противоречия, с этим можно смело идти в суд и требовать компенсацию»,— говорит Максим Петров.

Максим Петров, руководитель аналитического отд. «Фрейтак и сыновья». Бюро присяжных поверенных:

Я не рекомендую на начальном этапе сбора доказательств ввязываться в различные ведомственные экспертизы (медико-социальную, судебно-медицинскую, экспертизу качества медицинской помощи). Сначала лучше пойти в альтернативное медицинское учреждение, и, не раскрывая намерений, подтвердить или опровергнуть спорный результат. Проконсультироваться с незаинтересованным врачом и юристом. Получить авторитетное официальное заключение по фактическому состоянию здоровья. Постараться сначала даже неофициально выявить причинно-следственную связь между неправильным анализом, назначенным (или не назначенным) на его основе лечением и ухудшением состояния здоровья. Затем при необходимости составить план лечения или реабилитации, перевести его в денежное выражение и обратиться в суд с имущественным иском.

Какие документы нужны для подачи жалобы

1. Договор, кассовый чек или квитанция об оплате.

Можно сразу попросить комплект документов для налогового вычета, нормальные организации предоставляют его без проблем. Тогда вместе с договором и чеком предоставляют копию лицензии и регистрационные сведения. 

2. Копия направления на исследование.

Не путать с добровольным информированным согласием пациента на медицинское вмешательство. Копию информированного согласия можно потребовать дополнительно для сопоставления с договором и направлением и проверки соответствия записей.

3. Копия медицинской документации, оформленной в порядке, установленном приказом Минздрава России от 12.12.2014 №834н (медицинская справка, медицинское заключение, выписка из истории болезни).

В случае издания приказа «Об утверждении правил проведения клинических лабораторных исследований» (подготовлен Минздравом России), такие исследования должны будут оформляться протоколом лабораторных исследований. В любом случае документ должен оформляться на бланке медицинской организации, заполняться разборчиво, заверяться личной подписью медицинского работника, проводившего лабораторные исследования, и личной подписью медицинского работника, проводившего анализ результатов лабораторного исследования.

Цифры успеха: бизнес на анализах растет и будет расти

Медицинские лаборатории, работающие напрямую с физическими лицами,— это чисто российское изобретение. Ни в ЕС, ни в Америке пациент не может сам назначить себе анализ и сдать его во дворе собственного дома в любое удобное время. Не говоря уже о получении результатов по электронной почте. Что, несомненно, делает наши анализы самыми доступными в мире.

 Количество тестов, которые назначают врачи, также увеличивается с каждым годом. Это соответствует общим тенденциям современной диагностики, основанной на принципах доказательной медицины. По данным аналитической компании BusinesStat, с 2013 по 2017 год количество проведенных лабораторных исследований в России выросло на 5,9%, до 272 млн проб.

Объем рынка лабораторной диагностики в РФ в 2016–2017 годах

5cb91d6cbb422eb421d6b7d62b5c068a.png

По словам госпожи Амировой, изменилась и культура диагностики среди населения. Пациенты стали чаще обращаться в лабораторию по собственной инициативе, хотя по-прежнему подавляющее большинство клиентов приходит по назначению врача. «Люди начинают больше тратить на исследования, происходит сдвиг структуры потребления в пользу комплексных услуг, чтобы получить больше информации о своем здоровье».

Косвенно о расцвете лабораторного бизнеса в России говорит и рост продаж «расходников» для медицинских анализов (одноразовые насадки для лабораторных роботов, реактивы, пробирки, скарификаторы, баночки для мочи и многое другое). «За последние три года рынок трансформировался: почти каждое четвертое медицинское изделие, проданное в России, использовалось в сегменте IVD (In Vitro Diagnostics)»,— пояснил “Ъ” генеральный директор аналитической компании «Медитекс» Андрей Виленский.

Эксперты уверены, что оба тренда продолжатся — это общий рост и «перетекание» лабораторной диагностики в крупные коммерческие хабы (как минимум в амбулаторном звене).

Рынок медицинских изделий в России в 2016 году

В 2016 году Росздравнадзор усложнил процедуру регистрации импортного оборудования и реагентов, несмотря на то что перечень отечественной продукции данных категорий весьма ограничен. В новых условиях частные лаборатории получили больше возможностей в отношении закупок, чем государственные, считают аналитики BusinesStat. По их данным, за последний год численность государственных и муниципальных лабораторий уже сократилась на 7% из-за реорганизации.

Авторы статьи: Галина Паперная, Анна Занина 

Верстка: Дмитрий Маскалев

https://www.kommersant.ru/doc/3500136


Вся аналитика