RU EN

Комментарии старшего партнера Константина Крутильникова к статье газеты «Деловой Петербург» «Круговое поручительство «Фаэтона»

27 Апреля 2011

Круговое поручительство «Фаэтона

Владельцы холдинга «Фаэтон» братья Снопки придумали, как обыграть банкиров в процессе банкротства и сохранить бизнес. Возможно, они станут единственными, кому это удастся.

Банкротство ООО «Фаэтон-аэро», структуры холдинга «Фаэтон», начавшееся весной 2009 г., вступает в завершающую фазу. Внешний управляющий компании Родион Гайнутдинов заявил, что ее финансовое оздоровление невозможно, и просил суд начать процедуру конкурсного производства.

За год внешнего управления, по данным суда, ООО «Фаэтон-аэро» выручило 123 млн рублей и примерно столько же потратило на текущую деятельность. Прибыль компании составила всего 20 тыс. рублей, чего, разумеется, не хватило, чтобы погасить долги компании, составлявшие на начало 2011 г. почти 7 млрд рублей.

Кто сильнее

Из этих долгов примерно 3,2 млрд рублей -- требования 16 банков, а еще 3,7 млрд рублей -- требования пяти дружественных должнику компаний. Имея большинство в реестре кредиторов, эти компании добились год назад введения внешнего управления и избрали лояльного управляющего.

Теперь, когда оздоровление компании не удалось, кредиторам предстоит выбирать конкурсного управляющего, который будет проводить оценку и распродажу активов должника.

На данном этапе в дело о банкротстве вступил еще один кредитор -- Россельхозбанк, потребовавший с «Фаэтон-аэро» 971 млн рублей по поручительствам за сельскохозяйственные предприятия холдинга: ЗАО «Копорье», ЗАО «Остроговицы»,

ОАО «Ударник» и ОАО «Верево». В результате при выборе конкурсного управляющего банкиры могли получить большинство в реестре: банковская задолженность (4,2 млрд рублей) стала больше, чем дружественная.

Ответный ход

Но не тут-то было: сразу после поступления заявления от Россельхозбанка в дело поступили еще четыре заявления: требования к «Фаэтон-аэро» предъявили ООО «Фаэтон девелопмент групп» (533 млн рублей), FDG Investment Ltd (80 млн рублей), ООО «Пилигрим-II» (80 млн рублей) и ООО «Фаэтон аэро финанс» (190 млн рублей). Если они войдут в реестр (суд рассмотрит этот вопрос в начале мая), большинство снова будет за должником.

Сергей Снопок, владелец «Фаэтона», объяснил, откуда взялись эти долги: «У нас большая группа компаний, взаимоотношения между ними были путаные. И это было на руку банкирам. Но мы постепенно разбираемся в наших внутренних финансовых взаимоотношениях внутри холдинга». По словам бизнесмена, именно это выливается в новые требования, предъявляемые «Фаэтон-аэро» аффилированными кредиторами.

Кручу-верчу

«Банки всегда так делали, -- объясняет Сергей Снопок. -- Они дают 200 млн заемщику, за него поручается другая компания холдинга, а третья дает в залог свой актив. Когда банк идет взыскивать деньги, он требует по 200 млн рублей с каждого. То есть умножает долг на 3». Сергей Снопок, по сути, поступил так же: «Если одна компания поручается за другую или дает в залог свой объект недвижимости, почему она должна делать это безвозмездно? Логично, что за поручительство и за залог нужно платить». В результате такого подхода у «Фаэтон-аэро» и возникли обязательства перед поручителями и залогодателями.

Эту правовую позицию еще предстоит оценить суду. Но некоторые банки уже спешат выйти из игры. Так, МДМ-банк в марте переуступил с существенным дисконтом (по некоторым данным -- 30%) свое право требования коллектору ЗАО «Стерн», а Связь-банк -- Внешэкономбанку.

Жить или не жить

Сегодня братья Сергей и Михаил Снопки -- по сути единственные из крупных бизнесменов города, которые, оказавшись в кризис в состоянии банкротства, до сих пор не отдали бизнес на откуп банкам, не сбежали за границу, не оказались за решеткой. «Мы хотим сохранить бизнес в Петербурге», -- объясняет Сергей Снопок.

Участники топливного рынка сомневаются в шансах «Фаэтона» выйти победителем в этой войне и продолжить легальный бизнес в городе. Но официально они это говорить не хотят: «Дела у «Фаэтона» плохи. Но все проблемы у нас в стране можно решить одним телефонным звонком. Если Сергей этот звонок совершит, я окажусь в глупом положении».

3 млрд рублей -- такова примерная стоимость активов «Фаэтона», по оценке экспертов. Правда, возможных покупателей на эти активы пока нет.

Активы холдинга «Фаэтон»

50 АЗС в Петербурге и Ленобласти стоимостью около 1 млрд рублей.

Четыре сельхозпредприятия (50 тыс. га земли в Ленобласти и других регионах).


Есть ли жизнь после банкротства

Бескомпромиссная борьба с банками едва ли закончится победой владельцев «Фаэтона», считают крупные бизнесмены Петербурга. Для этого Снопкам не хватает «прикрытия» властей.

Предприниматели единодушны во мнении, что выйти из банкротства и сохранить бизнес можно лишь двумя способами: выплатив долги либо совершив мошенничество.

Яркие и харизматичные

«Третьего не дано, -- говорит Александр Матт, лишившийся в кризис из-за долгов перед банками водочного бизнеса в холдинге «Веда». -- Если у тебя есть деньги, ты выплачиваешь долг и сохраняешь бизнес. Если денег нет -- то ты банкрот и бизнеса у тебя больше нет. А если денег нет, но ты выводишь активы и сохраняешь их за собой, не выплачивая долг, -- то ты мошенник».

По словам Андрея Пушкарского, коммерческого директора холдинга «Империя», история последнего кризиса знает случаи, когда государство или сами банкиры создавали обанкротившимся должникам достаточно комфортные условия для выплаты долга. «Но если банкиры ставят цель забрать бизнес, они этой цели достигают. В результате уходят яркие, харизматичные лидеры, строившие бизнес с 1990-х годов. А кто придет им на смену -- пока непонятно».

Как говорит Андрей Баудис, глава УК «Музей», банкротство порой используется для реструктуризации долговой нагрузки: «Если должник сам заявляет о банкротстве и контролирует весь процесс, он может организовать дело так, что при продаже активов с молотка их купят аффилированные структуры. Но тут слишком тонкая граница между законными действиями и уголовным преступлением. Впрочем, я уверен, что в городе бывали такие случаи».

Короткая память

По мнению банкиров, даже если «Фаэтон» выживет после банкротства и продолжит работу под другим именем, на развитии бизнеса он, скорее всего, может поставить крест. «Когда в банк обращается клиент, у которого были сложности с другими банками-кредиторами, то рассчитывать на либеральный подход ему не приходится, -- говорит Александр Конышков, директор северо-западного центра Райффайзенбанка. -- Вряд ли банк захочет оказаться на месте предыдущего коллеги. Я сталкивался с подобными случаями не раз».

Впрочем, петербургский бизнес знает случаи, когда человек вышел из банкротства и остался в бизнес-элите. «Тот же «Фаэтон» после кризиса 1998 года достаточно бесцеремонно обошелся с банками, которым был должен, -- говорит источник в банковской сфере. -- Но у некоторых моих коллег память достаточно коротка, к сожалению. И я знаю, что те же самые банки сейчас, 10 лет спустя, сидят в банковском пуле кредиторов «Фаэтон-аэро».


Главное - бензин

КОММЕНТАРИИ


Константин Крутильников

Старший партнер юридической фирмы «S&K Вертикаль», официального консультанта Юникредитбанка:

Самым эффективным способом урегулирования долговых конфликтов я считаю уголовное преследование должников и иски о взыскании убытков с топ-менеджеров компаний. По таким искам складывается хорошая судебная практика. А обстоятельства, установленные в рамках уголовного дела, часто позволяют кредитору наиболее эффективно защитить свои интересы и в рамках дела­ о банкротстве. К примеру, если банкрот нарисовал себе какой-то долг задним числом, это скорее установят следователи, изъяв документы и допросив свидетелей, чем сам кредитор.


Олег Ашихмин

Председатель Нефтяного клуба Петербурга:

Если «Фаэтону» удастся выйти победителем из этой изнурительной войны с банками, он, я уверен, сохранит свои позиции на топливном рынке Петербурга и добьется еще многого. Ведь он является одним из сильнейших игроков в рознице нефтепродуктов, с высоким уровнем менеджмента и маркетинга и с большим количеством ликвидных автозаправочных станций. Водителю нет разницы, какие у заправщика отношения с банками, какие у него были непогашенные кредиты. Для него главное -- чтобы бензин был хорошего качества и по приемлемой цене.


Павел Горошков

"Деловой Петербург" № 068 (3343) от 27 апреля 2011 г.


Возврат к списку