RU EN

Комментарии адвоката Андрея Миконина к статье «Насильственный посредник»

16 Марта 2010

Президент России инициировал принятие специального закона о медиации – институте посредников, которые за соответствующее вознаграждение должны помочь примириться конфликтующим сторонам. Причем предлагается отдать посредникам не только коммерческие, но и семейные споры. В настоящее время процедуры медиации, широко используемые на Западе, в России применяются крайне редко. И вряд ли представленный на прошлой неделе законопроект сможет их популяризовать.

Примирительные процедуры никто никогда не запрещал – они применяются и сейчас, без какого-либо закона. Никто не мешает сторонам договориться до суда, а если иск уже подан – заключить мировое соглашение. Но закон выводит медиаторов в особую касту, уравненную разве что со священниками – даже суд не вправе будет истребовать накопленную ими информацию или допрашивать посредников в качестве свидетелей.

Авторитетный арбитр

Еще в 1947 году Конгресс США инициировал создание Федеральной службы медиации и примирения. В Европе альтернативные процедуры урегулирования споров, именуемые также «методами конструктивного урегулирования конфликтов», получили широкое распространение начиная с 70-х годов прошлого века. А когда Россия вставала на путь правового государства и много говорилось о необходимости решения всех вопросов через суд, во многих западных странах от длительных и дорогостоящих судебных процедур уже стали переходить к медиации. Она может применяться для урегулирования как гражданских, семейных, трудовых споров, так и конфликтов, выходящих за пределы чисто юридических коллизий (политических и социальных, например, так называемых соседских конфликтов).

Внесенный 11 марта законопроект создает правовую базу для работы посредников, хотя практически все вопросы (кто, как, когда, за сколько и пр.) будут решать сами конфликтующие стороны. Они же вправе выбирать посредника (медиатора), договариваться о системе оплаты его труда и т.д. Обязательных норм всего несколько. Во-первых, медиатор обязан сохранять в тайне любую полученную в ходе переговоров информацию. Во-вторых, установлены требования к профессиональным посредникам: они должны быть не моложе 25 лет, иметь высшее образование и пройти специальный курс обучения. Причем если для привлекаемых на разовой основе медиаторов установлено требование об отсутствие судимостей, то профессиональным «примирителем» может быть даже рецидивист.

В отличие от третейских судов, решение которых является обязательным, вердикт медиатора носит рекомендательный и конфиденциальный характер. Если стороны не достигли компромисса, они должны забыть все сказанное и услышанное – в суде нельзя будет ссылаться на полученную в ходе примирительных переговоров информацию, условия и т.д.

Декларация без намерений

Сторонники подобных процедур одобряют принятие специального закона. «Представленный проект предусматривает лишь право, а не обязанность сторон обращаться к участию посредника при разрешении споров, – говорит Сергей Осутин, глава консалтинговой группы «О.С.В.» и член Лиги медиаторов. – Пока нам такого закона будет достаточно. Хотя во многих странах, в том числе в США, Японии, Финляндии и других, по некоторым категориям дел стороны именно обязаны обращаться к услугам медиаторов. В США посредниками разрешается до 80 процентов споров. Есть расхожая поговорка: «Сколько раз ты выигрываешь в суде, столько друзей теряешь», – убежден Сергей Осутин.

Но большинство опрошенных юристов скептически относятся к идее принятия специального закона: «Не следует уповать, что с его вступлением в силу существенно снизится нагрузка на судебные органы, – считает Виктор Гутов, партнер юридической компании Pen&Paper. – Досудебное урегулирование спора – в настоящее время далеко не редкость и в отсутствие института медиации исполняется привлеченными и штатными юристами сторон. Примером тому – многочисленные соглашения банков о реструктуризации просроченных кредитов. В этом смысле ожидать шквала обращений к специализированным медиаторам не приходится. Хотя определенная часть споров, в особенности при стойкой личностной неприязни и недоверии сторон, возможно и требует наличия квалифицированного независимого посредника».

Еще более пессимистично оценивает законопроект Михаил Бойцов, управляющий партнер юридической компании Rightmark group: «Я не считаю его появление значимым событием ни в современном российском праве, ни на юридическом рынке. В настоящее время ничто не мешает сторонам споров обсуждать спор, находить его взаимоприемлемое решение. Но опыт общения с участниками спора (противниками), занимающимися предпринимательской деятельностью, показывает, что российский предприниматель считает: попытка договариваться – признак слабости».

Новый бизнес

Действующий Арбитражный процессуальный кодекс РФ предусматривает, что судья должен рекомендовать сторонам заключить мировое соглашение или обратиться к помощи посредника. Но, по словам Сергея Осутина, сейчас даже судьи не знают, к кому же должны идти участники процесса.

С принятием закона возможен определенный передел рынка – специализированные медиаторские фирмы могут отобрать часть работы у адвокатов. «Введение такой процедуры на законодательном уровне открывает новую нишу для платных юридических услуг, – полагает Наталия Сибгатулина, директор юридической фирмы «АСН». – Но доступен такой уровень услуг будет только высокопрофессиональным юристам, которым будут доверять обе стороны. Для «юридических» фирм-однодневок, занимающихся псевдоправовыми регистрационными услугами, уровень разрешения конфликтов окажется просто не доступен. Однако в настоящее время данная процедура развита крайне мало – нет профессионально занимающихся данной проблемой фирм или адвокатских образований».

По мнению Андрея Миконина, адвоката юридической фирмы «S&K Вертикаль», предложенный законопроект при всей своей декларативности устанавливает только одну норму права: «Медиатор на стадии судебного разбирательства должен быть сертифицирован в определенном правительством России порядке. Буквальное прочтение указанных в законопроекте понятий означает, что на судебной стадии никакие иные лица, кроме сертифицированных медиаторов, не вправе будут содействовать примирению сторон. Традиционно же такая функция принадлежит адвокатам».

Вот только похоже, что пока юристы «делят шкуру неубитого медведя». Ведь участники конфликта должны прийти хотя бы к соглашению о необходимости прибегнуть к услугам медиатора, выбрать посредника и согласиться оплатить его услуги (а гонорар квалифицированного специалиста составит несколько тысяч рублей в час). Учитывая, что мировыми соглашением сейчас завершается меньше одного процента судебных споров, а около половины из вынесенных арбитражем решений не исполняется, подавляющее большинство бизнесменов в ситуации конфликта предпочитает прибегать к силе закона, а не уговору или компромиссу. По мнению Михаила Бойцова, по отношению к «бизнес-спорам» вмешательство медиатора вряд ли станет востребовано: «Вероятнее всего, большая часть участников рынка будет использовать такую процедуру (как и, например, претензионный порядок) лишь для затягивания разрешения спора и, как следствие, выполнения своих обязательств».

Напомним, что только за последние пять лет в Госдуму вносилось уже три законопроекта «О примирительной процедуре с участием посредника (медиации)» – ни один из них до сих пор не принят. Хотя еще до того – когда рассматривался проект ныне действующего Арбитражного процессуального кодекса РФ, по примеру американского законодательства была предпринята попытка ввести обязательные процедуры примирения. Против нее выступил петербургский юрист Дмитрий Козак, возглавлявший тогда администрацию президента России. Сегодня сама идея принятия закона о медиаторах принадлежит главе государства и вряд ли кто-либо будет ему возражать.

Поддерживает идею внесудебного посредничества и глава Высшего арбитражного суда России, одногруппник Дмитрия Медведева по юрфаку СПбГУ Антон Иванов. По его мнению, развитию института медиаторов мешает дешевизна арбитражных дел, а сторонам должно быть выгодно примириться вне суда. В конце января этого года пошлины по многим категориям рассматриваемых арбитражными судами дел увеличились в два раза, но услуги посредников, все равно, остаются пока не востребованными.

Фонтанка.ру


Возврат к списку