RU EN

Статья страшего юриста Евгения Зверева «Гасим долговой пожар». Специальное приложение к газете «Коммерсантъ» «Юридические услуги»

23 Июня 2010

Работа с дебиторской задолженностью требует в первую очередь постоянного внимания к контрагентам. Учитывая, что лазеек много, а инструментов контроля тоже хватает, в этом вопросе важен последовательный системный подход.

Одним из заметных достижений отечественной судебной системы является достаточно полный и достоверный информационный банк рассматриваемых и рассмотренных судебных дел на сайтах арбитражных судов. Среди прочего располагает он и возможностью поиска по названию фирмы, фамилии предпринимателя. Соответственно, потратив несколько минут на изучение судебных процессов своего контрагента, можно узнать не только о наличии судов, но и о тактике, которой придерживается компания: склонна ли она решать споры мирным путем или нет.

Интернет на страже

Казалось бы, обращение к сайтам судов для практикующих юристов — вещь обыденная, даже повседневная. Но подчас от коллег слышишь, что на стадии заключения договора их не только не просили проверить информацию о судах контрагента, но даже к заключению договора не привлекали. Работа с этим сайтом вполне посильна не только для юриста, но и для менеджера, а скольких лишних судебных процессов (и, главное, финансовых потерь) смогли бы избежать участники рынка (да и простые граждане), заранее знакомясь с сайтами арбитражных судов. А когда договор заключен, долг возник, а желания оплачивать его нет, разговор юристов часто происходит по формуле из известного фильма: "Вы знаете, что я вам скажу, я знаю, что вы ответите. Поэтому не будем терять время".

Безусловно, при правильно оформленных документах, подтверждающих требования кредитора (что встречается далеко не повсеместно), получение исполнительного листа — это вопрос времени. Но от получения исполнительного листа до получения денег — порой путь неблизкий.

Компании, не склонные своевременно расплачиваться за поставленные товары, создают "эшелонированную оборону": покупателем выступает компания, с которой и брать нечего, кроме стульев, внесенных в уставный капитал. Материнская компания, естественно, принимает на себя поручительство за такого "закупщика" лишь в исключительных случаях.

В практике нашего клиента-поставщика был случай, когда такая компания-закупщик пригласила своих кредиторов на собрание, объявив, что желающие получить деньги могут занимать очередь, при условии предоставления дисконта, а остальные рискуют не получить ничего, кроме исполнительного листа. Банкротство ответчика в таком случае, даже при условии привлечения "бенефициаров" компании к субсидиарной ответственности (что время от времени встречается на практике), не выглядит сколько-нибудь радужной перспективой для кредитора.

Судебные издержки

Не стоит забывать и о судебных способах оттягивания часа расплаты. Несмотря на общую тенденцию к ускорению судебных разбирательств, судебные уловки никуда не делись, поймать оппонента за руку, указав на его недобросовестность, непросто. С началом финансового кризиса практика, когда должник, не желающий платить по договору, инициирует процесс о недействительности либо расторжении договора, а суд приостанавливает дело о взыскании, приняла повсеместный характер. Это привлекло и внимание ВАС. В июле прошлого года было принято постановление пленума ВАС, которое указало на недопустимость такой практики. Применяться это постановление стало буквально "с колес", облегчив жизнь многим кредиторам. Однако спустя месяц, рассматривая конкретное дело, тот же ВАС РФ указал, что данное постановление в принципе не запрещает судам приостанавливать дела точно в таких ситуациях, которые описаны в постановлении пленума. В итоге сегодня одна и та же ситуация может окончиться приостановлением производства по делу, что надолго отложит момент взыскания, а может завершиться и немедленным рассмотрением дела. При этом вышестоящие суды соглашаются с обоими способами решения проблемы, оставляя за судьями первых инстанций право на самостоятельную оценку обстоятельств дела.

Подобный способ затягивания процесса более характерен для кредитных отношений, в других же сферах имеются свои специфические уловки. Например, в случае с договором подряда заказчик может обосновать свой отказ платить негодным качеством работы, что повлечет назначение судебной экспертизы — и опять же приостановление производства по делу. В итоге, потратив относительно небольшие деньги на оплату экспертизы, должник оттягивает момент взыскания, и часто к этому моменту все его активы оказываются разобраны другими кредиторами.

Быстрее не бывает

Говоря о способах ускоренного взыскания долгов, можно отметить возможность третейского разбирательства, что, безусловно, ускоряет процесс получения исполнительного листа. Однако при этом сторона, которой предлагают включить в договор третейскую оговорку, почти всегда погружается в раздумья о том, не будет ли заранее третейский суд более благосклонным к оппоненту. Иногда на это косвенно указывает и сам текст оговорки. Так, если третейский суд при отраслевой ассоциации будет рассматривать спор своего коллеги со сторонним лицом, сразу на память приходит ворон, который другому ворону глаз не выклюет. Повсеместного доверия хотя бы к ряду третейских судов пока, к сожалению, не наблюдается, однако надежда на это остается.

Ускоренным средством защиты прав кредитора в обычном арбитражном процессе являются обеспечительные меры (арест на имущество, запрещение на совершение определенных сделок и т. д.). В ряде случаев такие обеспечительные меры являются единственным способом гарантировать получение взысканных денег. Кроме того, обеспечительные меры в "недобросовестных" руках — эффективный способ затруднить жизнь должнику, парализовать его хозяйственную деятельность, чем пользовались разного рода злоумышленники. Потому высшие судебные инстанции последовательно проводят политику, запрещающую произвольное применение судами обеспечительных мер, в результате чего маятник качнулся в сторону их довольно редкого применения. Ситуация схожа с анекдотом о предоставлении кредитов. Их, как известно, дают тем, кто докажет, что не нуждается в деньгах. А чтобы получить обеспечительные меры, необходимо доказать, что должник находится в крайне плачевном состоянии, либо взял курс на сворачивание деятельности и вывод активов. Уловить момент, когда основания для применения обеспечительных мер уже есть, а их применение еще не бесполезно, на практике очень сложно. Еще сложнее собрать "в открытом доступе" доказательства, которые могут убедить суд в том, что пора применять обеспечительные меры. Если банки предусматривают для своих должников в кредитных договорах обязанность по предоставлению копий бухгалтерской отчетности, то в отношениях прочих коммерческих организаций это требование выглядит экзотично, хотя именно бухгалтерская отчетность в первую очередь подтверждает отрицательную динамику бизнеса должника.

Ликвидация проблемы

Встречаются казусы, когда должник, не желающий рассчитываться по своим долгам, не объявляет себя банкротом, как того требует законодательство, а осуществляет ускоренную процедуру ликвидации. При этом реально существующая задолженность может не отражаться в его бухгалтерских документах, а, соответственно, ликвидационный баланс ее учитывать не будет. В случае если такой недобросовестный должник успевает исключить себя из реестра юридических лиц, защитить свои права в гражданско-правовом поле становится крайне сложно, основная активность перемещается в уголовно-правовую область.

Иногда контрагенты и вовсе не знают, что их должник находится в процессе ликвидации, поскольку она, в отличие от того же банкротства, производится во внесудебном порядке, соответственно, информация по ней находится в иных источниках, нежели сайт суда. Тем не менее информация такого рода (не только о ликвидации, но и о реорганизации, которая также может таить в себе подводные камни для кредиторов) также доступна на специальных сайтах и в печатных изданиях. В случае работы с проблемными должниками юрист кредитора, безусловно, должен взять себе за правило осуществлять мониторинг текущего статуса регистрационных документов должника.

На фоне ликвидации или реорганизации такое событие, как перемена адреса должника кажется мелкой шалостью, однако также может повлечь затруднения. Обращаться в суд за взысканием небольшого долга в суд своего региона, либо решать тот же вопрос за тысячу километров от него, да еще без четкой перспективы исполнения решения — это совершенно разные вещи. Между тем в случае если к моменту предъявления иска ответчик уже изменил свой адрес, дело подлежит рассмотрению именно по его новому адресу. Такая уловка легко нейтрализуется включением в договор условия о подсудности спора конкретному суду, однако часто о такой "мелочи" забывают.

Подводя итоги, хочется сказать, что в основе работы с проблемными должниками лежат все принципы, известные задолго до появления компьютеров. Правильное выстраивание договорных отношений, мониторинг действий должника, допустившего просрочку, своевременная и эффективная судебная защита, обращение к специализированным юридическим фирмам в сложных случаях. Следование этим принципам позволит минимизировать издержки, связанные с проблемой дебиторской задолженности.

Приложение(Санкт-Петербург) № 110 (4410) от 23 июня 2010 г.


Возврат к списку