RU EN

Верховный суд исключил займы учредителей из реестра требований банкрота. Адвокат «S&K Вертикаль» Алена Бачинская прокомментировала ситуацию для Право.ru

14 Июля 2017

Учредители заняли компании денег, а потом она обанкротилась. Могут ли они встать в очередь кредиторов? Пока судебная практика благосклонна к участникам, но тенденцию, возможно, переломит определение Верховного суда в пользу независимых кредиторов. Когда займы выдаются с противоправной целью, ВС предлагает переквалифицировать их на корпоративные и не включать в реестр. Эксперты оценили решение положительно, но объяснили, почему его не хватит, чтобы переломить тенденцию.

Учредители нередко выступают поручителями по долгам своих компаний, а, выплатив долг, получают право взыскать его с фирмы. Они могут финансировать свое предприятие и с помощью займов. Можно ли включить эту задолженность в реестр требований, если организация станет банкротом, – непростой вопрос. Иными словами, являются ли такие долги гражданско-правовыми (включаются в реестр) или корпоративными (не включаются)?

Вопрос поднимали неоднократно, но, по словам Алены Бачинской из АБ «S&K Вертикаль», до сих пор разрешали в пользу учредителей. Суды в основном понимали займы участников как гражданско-правовые. “Но нельзя отрицать, что они отличаются от обычных займов, которые существуют на открытом рынке, – рассуждает адвокат. – Участники могут влиять на условия выдачи и возврата средств, а также процентную ставку. К тому же такие займы часто используют, чтобы получить контроль в последующем банкротстве”.

Включать ли корпоративный заем в реестр – инструкция от ВС

Спор о внутрикорпоративных займах рассмотрел Верховный суд, который, против обыкновения, встал на сторону независимых кредиторов. Его разъяснения Бачинская называет одними из самых ожидаемых. Речь идет о банкротстве «Нефтегазмаш-Технологий» (дело № А32-19056/2014), в очередь кредиторов которых хотели встать учредители Игорь Свиридов и Виктор Юрков. Компания должна была им в общей сумме 10,5 млн руб. по займам и поручительствам. Суд включил долги в реестр, и его не смутило, что бизнесмены платили из собственных дивидендов. Апелляция с кассацией с этим согласились.

Экономколлегия отменила их акты (как прошло заседание, читайте здесь). СКЭС напомнила, что закон запрещает включать корпоративные требования в реестр. К ним относятся и те, которые внешне кажутся гражданско-правовыми, но по сути ими не являются (например, потому, что они были бы невозможны, не участвуй займодавец в капитале должника). Как разъясняет Верховный суд:

"Учредитель компании, который имеет долг, вытекающий из участия в этой фирме, не может противопоставлять свои требования требованиям других (независимых) кредиторов. Ведь на такого участника распространяется риск банкротства компании, которое вызвано его неэффективным управлением".

Чтобы решить, включать ли в реестр требования по займам участников, Верховный суд советует детально исследовать природу таких отношений, а также поведение кредитора в предбанкротный период. В частности, с помощью таких сделок (в том числе на льготных условиях) займодавец может временно поправить финансовое состояние компании, которое ухудшилось как раз из-за его решений. В этой ситуации вливание денег маскирует увеличение уставного капитала, чтобы на случай банкротства нарастить подконтрольную кредиторскую задолженность и уменьшить голоса независимых кредиторов, говорится в определении ВС. Из него следует, что суды могут переквалифицировать займы в увеличение уставного капитала или признать за требованием статус корпоративного, что влечет отказ во включении в реестр.

Независимые кредиторы против аффилированных: борьба продолжается

Проблема, которую затронул ВС, как всегда, проста: добросовестные кредиторы пытаются получить хоть что-то, а аффилированные хотят управлять процедурой, чтобы обесценить активы и потом спокойно их выкупить, комментирует старший юрист юрфирмы “ЮСТ Исаков, Афанасьев, Иванов” Всеволод Васильев. Указания ВС затруднят проведение контролируемых банкротств, а добросовестным участникам процесса достаточно будет возражения о корпоративном характере требования, прогнозирует партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Елена Полеонова. А тем, кто хочет встать в реестр, по ее словам, придется методично доказывать гражданско-правовую природу отношений. Васильев настроен пессимистичнее. По его словам, распознать противоправную цель сделки в банкротстве – сложная задача, которая требует много времени. “С учетом нагрузки на “банкротных” судей им легче применить простые нормы об обязательствах и включить требования в реестр, чем ориентироваться на сложные позиции ВС по отдельному спору”, – полагает Васильев.

ВС сделал очередной шаг навстречу добросовестным кредиторам, но чтобы коренным образом переломить тенденцию, необходимы четкие механизмы определения притворной задолженности, считает Васильев. Их он предлагает закрепить в постановлении Пленума ВС или – что даже лучше – в отдельной главе закона о банкротстве, посвященной сделкам аффилированных лиц. Хорошее решение было в одном из законопроектов, который так и не внесли в Госдуму, вспоминает Полеонова: там предлагалось запретить голосовать на собраниях кредиторов тем, кто связан с должником.

32648f.png


Возврат к списку