RU EN

Миф о невозможности исполнить иностранное судебное и арбитражное решение в КНР. Интервью управляющего партнера «S&K Вертикаль» Сергея Слагоды для «Коммерсантъ»

16 Июня 2016

Управляющий партнер адвокатского бюро «S&K Вертикаль» Сергей Слагода рассказал «Коммерсантъ Business Guide» об особенностях взаимоотношений с азиатскими партнерами и о некоторых стереотипах, которые имеются у отечественных бизнесменов.

KSP_009864_01609_1_t218_200814.jpg

BUSINESS GUIDE: На одном из недавних юридических форумов вы выступали в секции "Россия — Китай. Право на инвестиции". Почему вы выбрали эту тематику и о чем именно был ваш доклад?

СЕРГЕЙ СЛАГОДА: Буквально сегодня в выпуске утренних новостей услышал, что в ближайшие годы планируется в несколько раз увеличить товарооборот между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой. В последние годы бизнес-сообщество действительно стало проявлять повышенный интерес к КНР, однако именно сейчас можно отметить реальные шаги в этом направлении на всех уровнях, включая деятельность юридического сообщества. Таким образом, тема нашей сессии на ПМЮФ — это как раз один из реальных шагов в сторону развития российско-китайских отношений. Тема моего доклада на сессии — "Россия и Китай: взыскание коммерческой задолженности". А так как опыт по работе в Китае значительный, то надеюсь, что доклад был интересный

BUSINESS GUIDE: Насколько сейчас активны инвесторы с обеих сторон? Есть ли рост активности в последние два года?

СЕРГЕЙ СЛАГОДА: Инвестиционная активность с китайской стороны за последние шесть лет достаточно стабильная. Более того, как мне кажется, китайские инвесторы, готовы инвестировать и больше. Что же касается российских инвестиций в КНР, то можно сказать, что динамика здесь скорее волнообразная и сейчас мы наблюдаем новый поток российских инвестиций в КНР, причем на более качественном уровне.

BUSINESS GUIDE: Являются ли именно правовые вопросы этом процессе тормозом или стимулом?

СЕРГЕЙ СЛАГОДА: Как это ни парадоксально звучит, но правовые аспекты могут являться как стимулом, так и тормозом для инвестиционного процесса. И в России, и в Китае в целом достаточно благоприятное инвестиционное законодательство. Оба государства стараются максимально обеспечить и защитить интересы иностранного инвестора на своей территории. Однако есть и ограничения, например по отраслям, в которые можно осуществлять эти инвестиции.

Еще один момент, как раз касающийся темы моего доклада на ПМЮФ, — это проблемы, связанные с невыполнением контрагентами или соинвесторами своих обязательств. Здесь начинают действовать иные правовые механизмы, регулирующие конфликтные ситуации, в том числе связанные со взысканием задолженности. И недостаточная осведомленность об этих правовых механизмах зачастую является определенным тормозом. Но в целом среда скорее благоприятная.

BUSINESS GUIDE: Ваш доклад был посвящен взысканиям. Чего ждать бизнесменам в Китае в этом вопросе?

СЕРГЕЙ СЛАГОДА: До сих пор в российской, да и, честно говоря, в западной бизнес-среде существует миф о практической невозможности исполнить иностранное судебное и арбитражное решение в КНР, в силу целого ряда причин, среди которых часто звучат такие, как протекционизм в отношении местных компаний, неучастие КНР в некоторых международных конвенциях, большие сроки разбирательств. На мой взгляд, эти мифы уже давно не имеют под собой реальных оснований и связаны прежде всего с отсутствием знаний о праве КНР. Как раз именно в законодательстве КНР реализован механизм устранения так называемого "протекционизма", и он выражается в том, что дела, связанные с признанием и исполнением иностранных судебных и арбитражных решений, как и иные дела, проще говоря, "отягощенные иностранным элементом", рассматриваются в КНР судами средней ступени. Причем так называемые "отказные" решения должны согласовываться с еще более вышестоящими судебными инстанциями.

Что касается международных конвенций, то КНР участвует практически во всех важных конвенциях, за исключением, пожалуй, только Гаагской конвенции, отменяющей требование о легализации иностранных официальных документов. Это, конечно, увеличивает временные затраты, но не является непреодолимым препятствием для обмена официальными документами.

На практике мы, с помощью наших китайских коллег, уже много раз опровергали вышеупомянутый миф. Таким образом, если вы считаете, что во взаимоотношениях с китайским партнером ваши права нарушены и исчерпаны все возможности для урегулирования спора мирным путем — обращайтесь в компетентные судебные органы.

BUSINESS GUIDE: Дайте рекомендации юриста российским предпринимателям с точки зрения работы в Китае.

СЕРГЕЙ СЛАГОДА: Прежде всего нужно уйти от существующих стереотипов ведения бизнеса в России и с западными партнерами. Очень важно постараться найти время и почитать об истории и культуре Китая. Во-первых, это интересно, во-вторых, поверьте, китайские партнеры оценят ваши познания. Для них вообще сама процедура общения, не только в рамках бизнес-формата, очень важна.

Важен также так называемый вопрос "рангов", то есть не стоит посылать на встречу с руководителем китайской компании-партнера менеджера среднего звена, каким бы хорошим профессионалом он ни являлся — не поймут и не оценят. Приезжайте сами, вместе с менеджером-профессионалом.

Также стоит иметь в виду, что китайские партнеры мастерски умеют обходить "острые углы" и максимально стараются избегать конфликтных ситуаций. Это, безусловно, хорошо, но не должно усыплять вашу внимательность.

BUSINESS GUIDE: Каковы основные перемены произошли в последние годы в российско-китайских бизнес-отношениях?

СЕРГЕЙ СЛАГОДА: Как я уже сказал ранее, основная перемена последних лет — это новая волна интереса российского бизнеса к Китаю. Притом, что со стороны Китая этот интерес является постоянным в течение гораздо большего времени. Кстати, я бы не концентрировал внимание только на Китае. Азия — это не только Китай. Да и Китай неоднороден, особенно с правовой точки зрения.

BUSINESS GUIDE: Можете чуть подробнее?

СЕРГЕЙ СЛАГОДА: К примеру, говоря о праве КНР, прежде всего нужно понимать, что есть право материкового Китая и право специальных административных регионов (САР) — Гонконга и Макао. Право материкового Китая основано на системе континентального права. Что же касается права Гонконга, то оно основано на англо-саксонской системе. Соответственно, различия в правовом регулировании целого ряда вопросов очень большие. При этом ни для кого не секрет, насколько привлекательным является Гонконг для международных инвестиций как с точки зрения инвестиционного законодательства в целом, так и с точки зрения корпоративного законодательства и разрешения споров.

Раз уж речь зашла, то скажу два слова о двух других популярных в массовом сознании направлениях. Япония очень привлекательна с точки зрения инвестиционного законодательства, я в свое время проходил краткий курс японского права в Университете Васеда в Киото, из которого сделал вывод о том, что инвестиционный климат в Японии очень благоприятный, но при этом проникнуть на японский рынок очень и очень трудно.

Еще одна очень интересная азиатская юрисдикция — это Сингапур, который стал одним из важнейших азиатских финансовых и инвестиционных центов. Кратко можно сказать, что Сингапур сочетает в себе эффективные экономические и правовые инструменты, привлекательные для иностранных инвесторов.

BUSINESS GUIDE: То есть будущее за Азией?

СЕРГЕЙ СЛАГОДА: Будущее за тем, кто в ней разбирается.


logo-kommersant.jpg



Возврат к списку