RU EN

Банкротство и несостоятельность кредитных организаций: последние тенденции. Статья Михаила Романова для журнала «Legal Insight»

17 Апреля 2015 legal_logo.png
В 2014 году Банк России отозвал лицензии у 83 банков, из них 30 проходили процедуру ликвидации, а не банкротства, в связи с достаточностью активов для погашения долгов. Следует отметить, что в кризисный период государство в первую очередь обращает внимание на банковскую систему и оказывает ей поддержку, что непременно отражается на законодательстве. Так, в конце 2014 г. были внесены масштабные изменения в Закон о несостоятельности (банкротстве), затронувшие, в частности, кредитные организации. Проанализированные в статье изменения законодательства и судебной практики, вероятнее всего, являются не последними.

С принятием Федерального закона от 22.12.2014 № 432-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» (ст. 14) прекратилось действие Федерального закона от 25.02.1999 № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций». Положения Закона о несостоятельности кредитных организаций были включены в Закон о несостоятельности (банкротстве).

Кредитные организации являются системообразующим элементом и основным финансовым посредником любой экономики. Деятельность банков представляет собой канал, посредством которого изменения на денежном рынке трансформируются в изменения на товарном рынке.

Современная экономика большинства стран немыслима без банковской системы, которая фактически является системообразующей. В связи с этим любые изменения, затрагивающие кредитные организации, влияют на экономическую систему страны. Как собственное банкротство кредитных организаций, так и их участие в банкротстве иных лиц является важным аспектом, который затрагивает всю экономическую систему страны. Банкротство кредитных организаций может привести к значительным структурным изменениям в экономике. Как уже было указано, только за 2014 г. у значительного количества банков были отозваны лицензии. Участие же в делах о банкротстве иных организаций тоже является важным аспектом, поскольку устойчивость банков во многом зависит от удовлетворения предъявляемых ими требований.

Основания и процедура отзыва лицензии у банка

В статье 20 Закона «о банках и банковской деятельности» приведены два списка оснований для осуществления Банком России отзыва лицензии. Первый список предусматривает основания, при наличии которых Банк России обязан отозвать лицензию у кредитной организации, второй – нарушения, допущенные кредитной организацией, при которых он вправе (но не обязан) сделать это.

МР.jpg

После отзыва лицензии возможно применение процедуры банкротства либо добровольной ликвидации кредитной организации. Определение процедуры, посредством которой будет ликвидирована кредитная организация, зависит от достаточности активов последней для осуществления расчетов по имеющимся обязательствам. Процедура отзыва лицензии и ликвидации кредитного учреждения представляет собой следующие действия. 

При наличии указанных в ст. 20 Закона о банках и банковской деятельности оснований Банк России не позднее следующего дня после принятия решения об отзыве у банка лицензии назначает его временную администрацию. 

Согласно Закону такая кредитная организация обязательно должна быть ликвидирована. При положительном сальдо проводится добровольная ликвидация, при недостаточности средств – процедура банкротства.

Имеет смысл упомянуть некоторые различия в банкротстве кредитных организаций и юридических лиц в общем порядке. Кредитная организация считается неспособной удовлетворить требования, если не исполнила свои обязанности в течение одного месяца с момента наступления даты исполнения таковых и (или) если после отзыва у нее лицензии на осуществление банковских операций стоимость ее имущества (активов) является недостаточной для исполнения обязательств перед кредиторами.


Дело о банкротстве кредитной организации может быть возбуждено только после отзыва у нее Банком России лицензии на основании заявления. Заявителями могут выступать должник, кредитор, уполномоченный орган, а также Банк России. Отличительной особенностью банкротства кредитных организаций является участие в деле о банкротстве Банка России – основного регулятора кредитных организаций, играющего значительную роль при применении мер по предупреждению банкротства, а также при проведении различных процедур банкротства.

Обычно инициатором процедуры банкротства кредитной организации выступает Банк России. Как показывает практика, он часто отзывает у кредитных организаций лицензию за систематическое нарушение принятых им нормативных актов, ведение высокорисковой кредитной политики, нарушение Закона о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

Отзыв лицензий в случае существенного и неоднократного нарушения нормативных актов Банка России, а также при неспособности удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам является не только обоснованной, но и необходимой мерой, которая идет на пользу как деловому обороту, так и потенциальным клиентам банков. Такой подход Банка России направлен прежде всего на оздоровление банковского сектора и вывод с рынка неблагонадежных кредитных организаций. Однако резкое изменение политики Банка России может негативно сказаться на стабильности делового оборота и создать потенциальные риски для клиентов банков. В связи с этим Банку России целесообразно разработать публичную систему определения и оценки благонадежности кредитных организаций, которую могли бы использовать как потенциальные, так и действующие клиенты банков для определения своих рисков. Аналогом подобной системы могут являться международные рейтинги (Moody's, Fitch, S&P и др.).

Интересы кредиторов при ликвидации банка

При банкротстве кредитной организации важно удовлетворять имущественные интересы действующих вкладчиков и клиентов банков, у которых отзывают лицензию. Согласно действовавшему до недавнего времени законодательству. Клиенты, чьи вклады не превышают 700 000 руб., были защищены на случай банкротства банков. Наиболее незащищенными в случае отзыва у банка лицензии оказывались вкладчики, у которых сумма вклада превышала указанную.

Федеральным законом от 29.12.2014 № 451-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» и ст. 46 ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банк России)» размер страхового возмещения увеличен до 1 400 000 руб. Стоит обратить внимание на то, что клиенты, у которых сумма вклада превышает 1 400 000 руб. (а до внесения изменений превышала 700 000 руб.) в случае банкротства кредитной организации становятся ее кредиторами. При этом вероятность возвращения данными лицами своих активов чрезвычайно мала, на практике конкурсным кредиторам крайне редко удается вернуть свои активы по результатам конкурсного производства. Также стоит отметить, что продолжительный период с момента отзыва у банка лицензии до момента расчета с конкурсными кредиторами в значительной степени обесценивает их активы. Упомянутая ранее ситуация с конкурсными кредиторами часто бывает связана с направленностью российского законодательства о банкротстве не на восстановление платежеспособности организации, а на ее ликвидацию.

Сложившаяся к настоящему времени ситуация с банками значительно лучше: восстановительные процедуры проводятся Банком России во внесудебном порядке до отзыва у них лицензии. Применение мер по восстановлению платежеспособности кредитных организаций является более эффективным, нежели процедуры по восстановлению платежеспособности иных юридических лиц, показавших свою несостоятельность. Как правило, отзыв у банка лицензии представляет собой вынужденную меру на случай, когда восстановить его платежеспособность уже не представляется возможным. Необходимо обратить внимание на то, что в 2014 г. политика Банка России получила направленность на очищение банковской среды от некрупных кредитных организаций, которые ранее допускали нарушения законодательства. Таким образом, произведенные за последний год отзывы лицензий у кредитных организаций в основном не связаны с их платежеспособностью.

В случае отзыва у банка лицензии основные потери несут его клиенты – юридические лица, которые имеют отношение к организациям малого и среднего бизнеса. В подавляющем большинстве случаев их основные активы сосредоточены в одном банке (максимум в двух), и при отзыве у него лицензии они могут потерять весь свой бизнес. Представители крупного бизнеса и те участники делового оборота, чьи активы в достаточной степени дифференцированы, рискуют значительно меньше, поскольку их потери по отношению к активам своего бизнеса не столь велики и, соответственно, не влекут за собой высокую вероятность потери всего, как это происходит у малых и средних предприятий.

В связи с крайне негативным влиянием изложенных обстоятельств на экономику страны представляется дальновидным предусмотреть возможность страхования таких лиц на случай банкротства банка, в частности за их счет. Данный вопрос особенно актуален в связи с фактическим отсутствием на рынке страховых услуг такого продукта, как страхование риска признания кредитной организации несостоятельной. В появлении данного страхового продукта должны быть заинтересованы как бизнесмены, так и государство. В связи с этим проработка указанного вопроса является перспективной.

В то же время следует весьма аккуратно подходить к данному страховому продукту. Его появление на рынке может привести к тому, что клиенты будут пользоваться услугами банков, которые предлагают наиболее выгодные условия, но при этом проводят высокорисковую кредитную политику. Это чревато банкротством не только самой кредитной организации, но и страховых компаний. Выходом из такой ситуации видится, например, использование рейтингов, позволяющих ограничивать возможность страхования, если рейтинг кредитной организации ниже определенного уровня.

Дело о банкротстве МИ-Банка

Как с теоретической, так и с практической точки зрения до сих пор вызывает интерес дело о банкротстве ОАО «Международный Инвестиционный Банк» (МИ-Банк), у которого 5 апреля 2012 г. была отозвана лицензия. Это одно из первых громких дел в череде банкротств кредитных организаций. После отзыва лицензии у МИ-Банка несколько тысяч обучающихся в МГУ им. М.В. Ломоносова (далее – университет) перевели денежные средства без открытия счета за обучение в университете, однако банк не перечислил их указанному учебному заведению. В связи с этим стал актуальным вопрос о том, кто в таком случае несет имущественные риски.

Правовое регулирование, предусмотренное Законом о страховании вкладов физических лиц, на данные правоотношения не распространяется. В связи с этим значительная часть юристов и экспертов склонялась к применению общих правил, предусмотренных законодательством о банкротстве: лица, чьи средства не были перечислены, должны быть включены в реестр кредиторов, и их требования подлежат удовлетворению в очередности, предусмотренной законодательством о банкротстве. Однако согласно ст. 37 Закона РФ о защите прав потребителей обязательства потребителя перед исполнителем по оплате услуг считаются исполненными в размере внесенных денежных средств с момента передачи наличных денежных средств в кредитную организацию.

На наш взгляд, при указанных обстоятельствах подлежит применению Закон о защите прав потребителей как специальный нормативный акт, который регулирует правоотношения с участием потребителей. Физическое лицо считается исполнившим свои обязательства по оплате услуг (в том числе образовательных) с момента внесения наличных денежных средств в кассу банка, независимо от того, перечислил ли он впоследствии эти деньги в адрес исполнителя услуг. Таким образом, в соответствии со ст. 37 Закона о защите прав потребителей в рамках данных правоотношений кредитором является университет, а не студенты.

При рассмотрении указанного дела суды сначала пришли к выводу о том, что кредиторами выступают лица, внесшие плату за обучение (студенты). Однако суд вышестоящей инстанции не согласился с этим и постановил, что студенты полностью исполнили свои обязательства перед университетом, который непосредственно и является кредитором.

Регулирование, предусмотренное ст. 37 Закона о защите прав потребителей, не распространяется на случаи зачисления денежных средств на открытый в банке счет и на их дальнейший перевод. Таким образом, при банкротстве кредитных организаций возможны исключения из общего регулирования согласно соответствующему законодательству в случае, когда предусмотрено специальное регулирование в отношении определенных групп лиц, правоотношений, в частности в случае с потребителями. В указанных правоотношениях имущественный риск несет организация, оказывающая образовательные услуги.

Данное разбирательство получило продолжение в деле А40-56428/12, которое рассматривалось Арбитражным судом г. Москвы и вышестоящими судебными инстанциями. Заслуживающие внимания выводы были сделаны судами при рассмотрении заявления конкурсного управляющего о признании недействительной сделки исполнения платежей, совершенных ОАО «МИ-БАНК» на основании платежных поручении? Профсоюза университета и применения последствии? недействительности сделки. В частности, суды учли, что указанная организация является некоммерческой, обладающей специальной правоспособностью и цель деятельности профсоюза в силу закона заключается в представительстве и защите социально-трудовых прав и интересов граждан, связанных общими производственными, профессиональными интересами по роду их деятельности. Таким образом, суды распространили действие ст. 37 Закона о защите прав потребителей на правоотношения, в которых профсоюзная организация выступала представителем студентов и работников университета.

Противоречия судебной практики ВАС РФ

Вызывает опасение возможность спорного толкования судами норм действующего законодательства, в том числе возможность его применения без учета выработанной ранее судебной практики по делам о банкротстве. Прежде всего данные опасения связаны с практикой Высшего Арбитражного Суда РФ. Так, согласно правовой позиции Президиума ВАС РФ, высказанной при рассмотрении дела А19-625/2012, правом на оспаривание сделок обладают все лица, чьи права (в том числе косвенно) могут быть затронуты вынесенным судебным актом. К таковым можно отнести не только кредиторов, но и любых иных лиц, чьи права могут быть затронуты судебным решением.

Определением Арбитражного суда Иркутской области от 19.07.2012 в реестр требований кредиторов включены требования Федеральной налоговой службы (далее – налоговая служба) в размере 23 612 150 руб. 53 коп., требования других кредиторов в реестре отсутствуют. Указанный судебный акт не был оспорен конкурсным управляющим. Производство по жалобам заявителя судами апелляционной и кассационной инстанций прекращены на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ, поскольку таковые поданы лицами, не имеющими права на обжалование судебного акта в порядке апелляционного и кассационного производства.

Президиум ВАС РФ признал право заявителя на оспаривание решения суда и передал дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, мотивируя свою позицию тем, что оспариваемый судебный акт затрагивает права и законные интересы других лиц не непосредственно, а косвенно и напрямую о них не высказывается, соответственно, его обжалование происходит не по правилам ст. 42 АПК РФ. С целью учета таких ценностей, как правовая определенность и стабильность судебного акта, а также обеспечения справедливого баланса между интересами всех затрагиваемых лиц суд при принятии жалобы соответствующего лица или решения о ее рассмотрении по существу оценивает наличие не только обоснованных оснований для того, чтобы полагать, что обжалуемый акт существенным образом влияет на права и законные интересы такового, но и убедительных доводов о принятии подобного акта с нарушением закона и необходимости его отмены. Таким образом, в указанном Постановлении Президиума ВАС РФ речь идет о возможности оспаривать включение в реестр кредиторов в отсутствие иных кредиторов, которые могли бы критично отнестись к заявленным требованиям налоговой службы и оспорить решение, вынесенное по заявленным ею требованиям.

Данная позиция Высшего Арбитражного Суда РФ представляется несколько спорной, поскольку противоречит ранее озвученным позициям высшей судебной инстанции, в том числе тем, которые были изложены в постановлениях пленума о банкротстве. В пункте 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 разъясняется, что рассмотрение дел о банкротстве включает разрешение обособленных споров, в которых участвуют отдельные лица (непосредственные участники обособленного спора). В подпункте 4 п. 15 данного Постановления в качестве участника обособленного спора, возбуждаемого по заявлению об оспаривании сделки, названы другая ее сторона или иное лицо, совершенная в отношении которых сделка позволяет им обжаловать принятые судебные акты. При установлении требований кредиторов Закон о банкротстве называет должника, арбитражного управляющего, кредиторов, предъявивших требования к должнику, представителей учредителей (участников) должника или представителей собственника имущества должника – унитарного предприятия и наделяет их правом на предъявление возражений по поводу предъявленного требования и на обжалование судебного акта, принятого по результатам проверки обоснованности такового.

Указанные постановления Пленума ВАС РФ не допускают двоякого толкования. Следовательно, судами апелляционной и кассационной инстанций были вынесены определения о прекращении производства по делу, основанные как на Законе о банкротстве, так и на постановлениях Пленума ВАС РФ. Фактически указанным Постановлением высшая судебная инстанция создала новую норму Закона о банкротстве, которая в исключительных случаях позволяет иным лицам (не наделенным Законом о банкротстве правом оспаривать указанные сделки) оспаривать судебные акты по делу о банкротстве. При вынесении указанного акта ВАС РФ руководствовался прежде всего принципом справедливости. Соответственно, встает вопрос о том, что первично: абстрактная норма о справедливости судебного разбирательства, а следовательно, и решения суда или же прямое указание норм закона и разъяснения в постановлениях Пленума? Данное решение высшей судебной инстанции с учетом конкретных обстоятельств дела можно оценить как справедливое, но в то же время оно противоречит как сформированной самим ВАС РФ практике, так и Закону о банкротстве. При этом согласиться с подходом ВАС РФ сложно, так как он не способствует правовой определенности, на которую рассчитывает бизнес, в то время как основной задачей ВАС РФ было добиться единообразия судебной практики.

Новеллы законодательства о несостоятельности применительно к кредитным организациям

Помимо проанализированных дел в настоящее время стала складываться судебная практика по делам о банкротстве кредитных организаций, что связано со значительным числом отозванных Банком России лицензий у кредитных организаций. В конце 2014 г. законодателем было принято значительное количество поправок в Закон о несостоятельности, которые, в частности, затрагивают положение кредитных организаций в процедурах банкротства. Внесенные изменения являются небесспорными, а с учетом увеличения количества банкротств в последнее время могут существенно повлиять на правоприменительную практику.

Как уже было отмечено, Закон о несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций прекратил свое действие, и его положения были включены в Закон о несостоятельности (банкротстве) (§ 4.1 «Банкротство кредитных организаций»). По-видимому, данное изменение связано с тем, что законодатель хочет большую часть нормативной базы сосредоточить в одном Законе. Иной объективной необходимости в подобных изменениях не просматривается. Такая тенденция ведет к тому, что Закон о несостоятельности (банкротстве) фактически становится кодифицированным актом по банкротству. Однако подобное преобразование представляется неверным. Правильно было бы системно разработать и полностью внутренне согласовать единый кодекс по банкротству.

Ряд изменений был внесен в раздел о банкротстве кредитных организаций, что отличает новый Закон от прежнего. Были изменены нормы по оспариванию сделок, скорректированы нормы об ответственности, а также внесен ряд иных изменений. Одним из ключевых нововведений в разделе о банкротстве кредитных организаций стала предоставленная небольшим банкам возможность в случае отзыва у них лицензии передавать свои активы и обязательства «здоровым» банкам. Подобная мера направлена на сокращение издержек на конкурсное производство некрупных банков. Ранее процедура передачи активов и пассивов была предусмотрена только на случай банкротства средних и крупных банков.

В Законе установлен срок передачи активов и обязательств ликвидируемого банка в течение 14 дней с момента принятия соответствующего решения. В то же время такой небольшой срок, отведенный на передачу активов и пассивов, значительно ограничивает возможность использования данной процедуры на практике, так как зачастую за такое время не представляется возможным с достаточной точностью установить истинное сальдо между активами и пассивами банка, у которого отозвана лицензия. Законодателю следовало бы предусмотреть возможность увеличения данного срока на случай, если усматривается возможность избежать введения конкурсного производства в отношении банка.

Изменениями, внесенными в Закон о несостоятельности, увеличен размер задолженности, при наличии которой может быть возбуждено дело о банкротстве организации. Согласно ст. 6 Федерального закона от 29.12.2014 г. № 482-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве) и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» дело о банкротстве организации может быть возбуждено в случае, если сумма долга превышает 300 000 руб. Стоит отметить, что новым Законом о несостоятельности физических лиц предусмотрен размер задолженности физического лица – 500 000 руб., позволяющей возбудить дело о банкротстве. Размер задолженности, при которой может быть возбуждено дело о банкротстве стратегической организации и субъекта естественных монополий, увеличен до 1 000 000 руб. Подход законодателя, при котором размер задолженности физического лица для возбуждения дела о банкротстве должен быть выше, чем размер задолженности юридического лица, представляется нелогичным и достаточно спорным. В то же время можно приветствовать увеличение размера долга для возбуждения дела о несостоятельности, так как прежний уже давно не отвечал экономическим реалиям.

Немаловажным изменением является и право кредитной организации на обращение в суд с заявлением о возбуждении дела о несостоятельности с момента возникновения у должника признаков банкротства. В соответствии с данной нормой банкам теперь нет необходимости получать судебное решение, подтверждающее образовавшуюся задолженность. Однако такое право возникает у банков только после опубликования уведомления о намерении обратиться с заявлением о признании должника банкротом путем включения его в Единый федеральный реестр сведений о фактах деятельности юридических лиц. Данное изменение, с одной стороны, способствует принципу процессуальной экономии, особенно с учетом того, что значительная часть долгов бесспорна, а с другой – нарушает принцип равноправия. Ситуация получения кредитными организациями данной привилегии представляется спорной, ведь остальные лица, не являющиеся кредитными организациями, для возбуждения дела о банкротстве обязаны получить судебное решение, подтверждающее долг контрагента. Изначально в законопроекте, внесенном на рассмотрение в Государственную думу РФ, данное право предоставлялось не только кредитным организациям, но и всем конкурсным кредиторам.

Видимо, законодатель воздержался от предоставления такого права всем лицам. В данном случае кредитные организации видятся ему наиболее надежными субъектами, которые в меньшей степени будут злоупотреблять предоставленными им правами. Банки находятся под постоянным контролем Банка России, что увеличивает доверие к ним со стороны законодателя. Необходимо учитывать, что банки являются наиболее частыми кредиторами, так как на регулярной основе занимаются выдачей кредитов и в случае банкротства заемщика возникает необходимость включения их требований в реестр кредиторов. При этом данную норму Закона можно истолковать как предоставление привилегий кредитным организациям, что может служить основанием для обращения в Конституционный суд РФ с запросом о конституционности данной нормы Закона.

Законодатель предоставил ряд полномочий залоговому кредитору. Теперь помимо цены имущества залоговые кредиторы определяют порядок и условия продажи и обеспечения сохранности имущества. Расходы, понесенные в связи с необходимостью хранения имущества и проведением процедуры по реализации залогового имущества, подлежат расходованию из средств, вырученных от реализации такового. На практике залоговыми кредиторами в делах о банкротстве чаще всего выступают кредитные и лизинговые организации, тем самым фактически расширяются возможности кредитных организаций в делах о несостоятельности. С учетом достаточно большой закредитованности российского бизнеса количество банкротств, которые будут осуществляться под контролем банков, увеличивается. В связи с этим возникает спорное отношение к данным новеллам, усугубляемое тем, что ранее они не были предметом широкого обсуждения.

Указанные в настоящей статье изменения не носят исчерпывающий характер. Внимание обращено на те из них, которые являются наиболее важными, внесены в Закон о несостоятельности и в первую очередь затрагивают банки. При анализе поправок, внесенных в Закон о несостоятельности, невозможно не отметить, что они фактически имеют пробанковский характер. В некоторых законоположениях усматривается некоторое отступление от принципа равноправия, что может ущемлять законные права и интересы организаций, не являющихся кредитными. Данные нормы имеют перспективу оценки Конституционным судом РФ на предмет соответствия Основному закону страны.

В целом изменения, внесенные в законодательство о несостоятельности, можно оценить как положительные, но в определенной части небесспорные. В будущем хотелось бы видеть более взвешенное принятие решений, а также более предсказуемые действия законодателя. Отсутствие широкого обсуждения подобных нововведений с бизнесом не способствует созданию благоприятной экономической среды, особенно в кризисный период.


Возврат к списку