RU EN

Анита Кактыньш комментирует нововведения об открытости сведений о счетах и вкладах граждан.

4 Июля 2014

Уже с 1 июля российские кредитные организации обязаны будут информировать фискальное ведомство обо всех открытых гражданами счетах и вкладах, а также накоплениях и операциях частных клиентов. Финансисты не видят в этом проблемы и апеллируют к международному, прежде всего американскому опыту. При этом «досье» большинства клиентов и так могут легитимно передаваться кому угодно. До сих пор налоговая служба могла получать информацию только о счетах юридических лиц. Для доступа к сведениям об операциях рядовых граждан даже полиция и ФСБ должны были получать судебное решение.

Прозрачные вклады

Действующий закон «О банках и банковской деятельности» был принят в «романтическом» 1990 году и первоначально гарантировал конфиденциальность финансовой информации. Справки по счетам и вкладам граждан, помимо самих клиентов и их представителей, могли предоставляться только судам, а по делам об аресте и конфискации – следственным органам. Сведения о банковских операциях юридических лиц были также доступны налоговикам и аудиторам.

За прошедшие почти 25 лет список получателей финансовой информации расширился в разы. В него вошли, в частности, внебюджетные фонды (ПФР и ФСС), судебные приставы, следственные органы, таможенники, служба валютного контроля, Счетная палата РФ, а также уполномоченные органы по противодействию легализации (отмыванию) полученных преступным путем доходов (Росфинмониторинг). Причем последние вправе передавать полученные от кредитных организаций сведения третьим лицам.

Список является открытым – в предусмотренных законодательными актами случаях требовать информацию вправе и любые другие государственные органы и их должностные лица (например – антимонопольная служба). Кроме того, банки обязаны информировать фискальное ведомство о каждом открытом счете юридического лица или индивидуального предпринимателя.

С 1 июля такой же режим будет распространяться на вклады и счета обычных частных клиентов – кредитные организации должны в трехдневный срок сообщать об открытии счета, а по первому требованию налоговиков выдавать им справки о наличии счетов и депозитов, об остатках на них, а также выписки по всем проведенным операциям. Единственное ограничение – санкция вышестоящего налогового органа, хотя по закону предъявлять ее никому не надо.

Почти одновременно законодатели упростили деятельность юридических лиц и предпринимателей. Уже с мая они не должны самостоятельно отправлять налоговикам и органам управления внебюджетных фондов (ПФР и ФСС) сообщения об открытии и закрытии счетов. В течение многих лет такие сообщения фактически дублировали передаваемую банками информацию, причем за неисполнение бессмысленной административной процедуры на бизнесменов мог налагаться немалый штраф.

Американский стандарт

Опрошенные РАПСИ банкиры не видят в новом ограничении тайны вкладов серьезной опасности и убеждены, что доверие добросовестных граждан к кредитным организациям останется на прежнем уровне, а многое вкладчики даже не заметят изменений.

К тому же новый российский закон, по мнению представителей кредитных организаций, соответствует общемировому тренду и международным налоговым стандартам. «В настоящее время мировое сообщество движется по пути усиления прозрачности и обмена информацией в рамках борьбы с уходом от налогообложения, – констатирует Сергей Массарский, начальник юридического департамента банка «Открытие». – Еще несколько лет назад банковская тайна была неприкосновенным элементом в правовой системе некоторых стран, таких как Швейцария, Лихтенштейн, Люксембург или Андорра. Однако в настоящее время ситуация меняется даже в указанных странах, и они предоставляют все меньшую и меньшую защиту банковской тайны».

В качестве примера банкиры приводят закон США о налогообложении иностранных счетов (Foreign Account Tax Compliance Act – FATCA). Он требует от финансовых институтов любых стран, осуществляющих расчеты в долларах, регистрацию в надзорном органе Соединенных Штатов с целью контроля за средствами ее граждан, а также юридических лиц с участием их капитала.

«Это самый наглядный пример тотального контроля за средствами граждан, – рассуждает первый заместитель председателя правления ОАО «Балтинвестбанк» Анна Лебедева. – Наш законодатель пока не вводит такие нормы, но в дальнейшем это возможно и с точки зрения экономики страны. Наверное, это даже правильно – не вижу ничего страшного, что мы движемся в рамках общемировых процессов и финансовых правил. Есть только один важный вопрос: кто и как в дальнейшем будет распоряжаться полученной информацией?» – вопрошает банкир.

Формальный ответ содержится в Налоговом кодексе РФ: фискальное ведомство обязано хранить налоговую тайну – гарантировать конфиденциальность собранной в рамках выполнения своих функций информации. Хотя есть и исключения. Например, материалы могут передаваться по запросу полиции (причем законом не регламентировано, какие именно сотрудники органов внутренних дел вправе их требовать). Такие же полномочия есть и многих других ведомств.

По просьбам трудящихся

С другой стороны, большинство банков и сейчас легитимно может передавать сведения о большинстве частных клиентов. Причем не только «мытарям», но и вообще всем желающим. Так, все исследованные РАПСИ кредитные организации при оформлении договора вклада требуют от клиента подписать согласие на обработку его персональных данных, допускающих распространение собранной информации любым способом. Причем «добровольное согласие» чаще всего является обязательным условием открытия вклада, а среди целей использования данных клиентов указываются в том числе и распространение рекламной информации, продвижение услуг третьих лиц и так далее. «Не нравятся условия – идите в другой банк», – безапелляционно заявляют сотрудники кредитных организаций.

Эксперты напоминают, что обрабатывать персональные данные о клиентах в целях исполнения договора банки могут и без подписания оным дополнительных согласий, в том числе в предусмотренных законом случаях передавать сведения суду и так далее. То есть согласие априори необходимо только тогда, когда кредитная организация хочет использовать собранную информацию «для иных удовольствий». Представители кредитных организаций этого и не отрицают, но утверждают, что вкладчики добровольно подписывают согласие. «Оно необходимо для иных целей, указанных в тексте заявления, которое подписывает клиент. Например, для продвижения услуг банка, совместных услуг банка и третьих лиц, для передачи информации третьим лицам, для обслуживания договора третьими лицами и так далее», – говорит Сергей Массарский. «Согласие клиентов на обработку персональных данных банк запрашивает в целях продвижения своих услуг на рынке путем осуществления прямых контактов с потенциальным потребителем с помощью средств связи», – подтверждает Лебедева.

Схожая ситуация с заемщиками, которые еще на этапе подачи заявки чаще всего вынуждены сообщать в банк подробную информацию об имущественном положении (включая порой госномера, марки и VIN автомобилей, сведения о недвижимости и прочее), трудовых отношениях, составе семьи и так далее.

В некоторых случаях кредитные организации требуют также копии разных документов: в том числе на квартиру и автомобили, трудовых книжек и других. При этом, по словам Ивана Ходака, руководителя по развитию продаж департамента розничного бизнеса филиала «Промсвязьбанка» в Санкт-Петербурге, подписываемое потенциальным заемщиком согласие не ограничивает круг третьих лиц, которым кредитная организация сможет передавать сведения о нем. Не согласившемуся делегировать банку такие права гражданину, скорее всего, будет отказано в заключении договора.

Юристы негативно оценивают подобную практику кредитных организаций. «Отказ клиента от подписания согласия на обработку персональных данных не является основанием для отказа в заключении договора с банком», – убеждена Анита Кактыньш, юрист адвокатского бюро «S&K Вертикаль».

С ней согласен Иван Павлов, председатель совета Фонда свободы информации: «Полагаю, что требуя дополнительное согласие на обработку персональных данных в целях исполнения договора, корпоративные юристы перестраховываются, что весьма логично. Но если включаемые в согласии цели использования данных вкладчика выходят за рамки исполнения договора, такое навязывание является незаконным. Гражданин вправе отказаться его подписывать, а при уклонении банка от заключения договора вклада – обратиться в суд», – констатирует Павлов.

Для справки

По данным Банка России, кредитные организации обслуживают почти 708 млн счетов физических лиц – в среднем, по пять на каждого россиянина.

Павел Нетупский, Санкт-Петербург (специально для РАПСИ)

rapsi200.jpg

Возврат к списку