RU EN

Андрей Миконин комментирует специфику деятельности третейских судов в России для газеты «Деловой Петербург»

2 Июля 2014

Единой статистики по количеству разрешаемых третейскими судами споров не существует. Но известно, что на основании их решений выдается примерно з тыс. исполнительных листов. Правда, при согласии второй стороны с третейским судебным актом эффективность коммерческого правосудия оказывается невелика: при обжаловании в государственных арбитражных судах обоснованными по статистике признаются лишь 0,02% от присужденных третейскими судами сумм.

Самый гуманный карманный суд

Крупные компании нередко навязывают в контракты оговорку о рассмотрении возможных споров исключительно конкретным коммерческим арбитражем. А в ряде случаев подобное условие является даже обязательным для членов того или иного бизнес-объединения.
Но такая практика нередко приводит к скандалам. Например, Высший арбитражный суд России (ВАС) пришел к выводу о недопустимости рассмотрения споров с участием ОАО «Сбербанк России» третейским судом при АНО «Центр третейского разбирательства», соучредителем которого является сама кредитная организация. Ведь таким образом истец мог влиять на утверждение процессуальных правил, формирование списка арбитров и т.д., что ставит под сомнение объективную беспристрастность суда.
По этой логике как минимум сомнительными могут оказаться решения всех третейских судов, созданных при тех же ТПП или ассоциациях, рассматривающих дела с участием их членов.
Но партнер юридической компании Реn&Рареr Станислав Данилов предлагает все же отделять такие бизнес-объединения от структур, специально созданных для организации деятельности третейских судов. «ВАС не ограничивает участие в третейских разбирательствах членов ассоциаций и палат, не являющихся их учредителями. Также нельзя говорить о зависимости суда, если оба участника спора являются равноправными учредителями той же Торгово-промышленной палаты, при которой создан третейский суд», — убежден юрист.

Особенности национальной Фемиды

На практике, уверены юристы, полноценно функционируют лишь третейские суды, созданные при торгово-промышленных палатах (ТПП), ассоциациях банков и иных бизнес-объединениях. Их представители защищают негосударственную форму разрешения споров. Например, президент Ленинградской ТПП Рашид Исмагилов жалуется на длительность рассмотрения дел в государственных судах.
«Порой эти процедуры длятся годами, и бывает, что издержки от затягивания процесса начинают превышать стоимость самой спорной сделки. К сожалению, деятельность третейских судов в России не так масштабна, как она того заслуживает. Предприниматели должны знать, что с помощью третейской оговорки они смогут значительно увеличить скорость урегулирования возможных конфликтов, а также сохранить конфиден­циальность в случае воз­никновения разногласий со своими деловыми партнерами», — убежден Ра­шид Исмагилов.
Председатель Единого третейского суда сообществ банкиров, промышлен­ников и строителей Люд­мила Галенская полагает, что число третейских судов можно сократить. «Мне представляется, что их наличие полезно и даже необходимо, но в современной России они существуют в излишнем количестве. Дело не в доверии к ним, а в чрезмерной рег­ламентации и малой ос­ведомленности об их деятельности», — говорит Людмила Галенская.

Доверие подорвано

Опрошенные «ДП» юрис­ты не верят в развитие негосударственного правосудия.
«Третейских судов в России как общепризнан­ного инструмента разрешения споров нет, — говорит Андрей Миконин, партнер адвокатского бюро «S&K Вертикаль». — Есть Международный коммер­ческий арбитраж при ТПП РФ, который применитель­но к российским предпри­нимательским отношени­ям вполне можно сравнить с известными арбитражами Стокгольма или Лондона. Спрос на его деятельность не меньше, поскольку включение в договоры между российскими компаниями и иностранцами оговорки о рассмотрении дел в нем — давняя традиция. Остальные третейские суды общепризнанными назвать сложно».
Схожего мнения придер­живается и Илья Ники­форов, управляющий пар­тнер АБ «Егоров, Путин­ский, Афанасьев и партнеры». «Международный арбитраж является предпочтительной формой разрешения трансграничных споров, тогда как процессы во внутренних третейских судах — капля в море. Отчасти это объясняется эф­фективностью российских арбитражных судов. В третейском суде рядиться не так уж дешево и не так уж быстро — сколько времени занимает само фор­мирование состава арбитров! Я за все годы своей практики не слышал позитивных откликов от поль­зователей третейских судов», — констатирует Илья Никифоров.

Новые веяния

Для исправления ситуации планируется провести реформу законодательства о третейских судах. Разра­ботанный Минюстом проект запрещает любым ком­мерческим структурам выступать в качестве учредителей негосударственных арбитражей, а также вво­дит разрешительный порядок их деятельности.
Эксперты неоднозначно оценивают законопроект. Людмила Галенская считает его сырым и недора­ботанным.
Андрей Миконин поддерживает стремление конкретизировать принцип независимости третейских судов от своих учредителей, отмечая, что это единственно верный и бесспорный путь, тогда как к разрешительно­му порядку их регистрации относится скептически: «Общепризнанная мировая практика идет по пути независимости третейских судов не только от сторон, но и от государства».

    Среда | 18.06.14 | №103 (4072)dp-logo.jpg


Возврат к списку