RU EN

Юридический бизнес в Китае. Статья Сергея Слагоды для журнала «Legal Insight»

24 Марта 2014

«Государство претворяет в жизнь социалистическую рыночную экономику» — сколько смысла заложено в этой 15-й статье Конституции КНР и насколько емко она отражает существующую ситуацию с ведением бизнеса в Китае, в том числе и юридического. Однако никто не может говорить о неэффективности китайского пути, особенно в последний, 20-летний период. 

cover_li2_2014.png
Итак, как же вращаются колеса юридического бизнеса в Китае? 
В отличие от многих других юрисдикций, регулирование деятельности по оказанию юридических услуг в Китае ограничивает иностранным юристам доступ 
к полноценному ведению практики на территории страны. 
Это, однако, не означает, что на рынке юридических услуг нет международных юридических фирм. Наоборот — их там, пожалуй, больше, чем в России, поэтому даже не имеет смысла их перечислять.
 Вот только действуют они в Китае через представительства, которые могут самостоятельно осуществлять ограниченную практику, не связанную с практикой по праву КНР, и заключают долгосрочные договоры
 с национальными китайскими юридическими фирмами.

Основной нормативный акт, регулирующий деятельность по оказанию юридических услуг — Закон КНР о юристах и юридической практике, который состоит из восьми разделов, посвященных условиям осуществления юристами практики, юридическим фирмам, правам и обязанностям практикующих юристов, ответственности юристов и пр. Для получения сертификата на право осуществления юридической практики гражданин КНР должен иметь квалификацию юриста (адвоката), т. е. сдать Национальный юридический экзамен, проводимый Министерством юстиции, пройти год стажировки в юридической фирме и быть добропорядочным человеком. 

cc.jpg
Регуляторами деятельности юристов в Китае являются Министерство юстиции и Всекитайская ассоциация юристов (ACLA). Можно сказать, что Всекитайская ассоциация юристов, по сути, является аналогом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации. 
Местные ассоциации могут создаваться   на уровне провинций, автономных регионов и даже муниципалитетов. 
Каждый практикующий юрист (адвокат) в Китае должен быть членом местной ассоциации юристов и, соответственно, Всекитайской ассоциации юристов. 
В полномочия ассоциаций юристов в КНР входят: контроль за юридической практикой и защита законных прав и интересов юристов (адвокатов); обобщение и обмен юридическим опытом; организация повышения квалификации юристов (адвокатов); контроль за соблюдением юристами (адвокатами) дисциплинарных и этических норм; обмен опытом с иностранными коллегами; урегулирование споров, вытекающих из юридической практики, применение мер дисциплинарного воздействия в отношении юристов (адвокатов).

Таким образом, исходя из регулирования юридической деятельности в Китае, можно сделать вывод о том, что «проблема адвокатской монополии» там решена в пользу квалифицированных и сертифицированных юристов-адвокатов, а также государство защищает интересы национальных юридических фирм, при этом фактически «распахивая двери» перед иностранными/международными юридическими фирмами. Итог — все довольны и дружно практикуют.

Если говорить о Специальных административных районах Гонконг и Макао, а также об острове Тайвань, то там, разумеется, совсем иное регулирование юридической деятельности, не похожее на рассматриваемое регулирование в материковом Китае. В целом можно сказать, что сертифицированные юристы-адвокаты, практикующие на материковом Китае, не могут быть допущены к практике в Гонконге и Макао. При этом, если юридическая фирма из материкового Китая имеет офис в Гонконге или Макао, то ее юристы-адвокаты могут подать заявку на осуществление практики в этих особых юрисдикциях. 

Несмотря на мощную экспансию иностранных юридических фирм в Китае, национальные китайские юридические фирмы успешно развиваются и конкурируют с иностранными не только на национальном, но и на международном рынке юридических услуг. В качестве примера можно привести такие китайские национальные юридические фирмы как Dacheng, Yingke и Grandall. 

Что же касается осуществления практики российскими юристами в Китае и наоборот, то можно сказать, что российских юридических фирм на китайском рынке очень мало. Китайские юридические фирмы на российском рынке до 2013 г. вообще практически не присутствовали. Одной из причин такого взаимного «неприсутствия» (и это несмотря на колоссальный товарооборот между двумя странами) можно назвать вышеупомянутую многолетнюю работу международных юридических фирм в Китае и России. Многие китайские клиенты обращаются в китайский офис международной юридической фирмы за решением правовых вопросов в России, так как она, как правило, имеет российский офис. Однако юридический мир не стоит на месте, и ситуация меняется — будем следить за развитием событий…


По данным британского еженедельника The Lawyer, в настоящее время в Китае находятся офисы около180 международных юридических фирм. По информации министерства юстиции Китая, с 2003 г. по 2012 г. количество представительств иностранных юридических фирм выросло с 114 до 228 и продолжает увеличиваться.
Прибыль пятнадцати крупнейших международных юридических фирм в Китае составляет от 10 до 20 млн долларов, прибыль на партнера — 625 тыс. долларов, что намного меньше, чем в среднем по миру для фирм, входящих в топ-10 игроков глобального рынка юридических услуг. Китайские клиенты не готовы покупать их дорогостоящие услуги, когда услуги ведущих национальных фирм значительно дешевле. часовая ставка старшего юриста Пятого года в Allen & Overy составляет 800 долларов, что на 20–25% выше стоимости часа партнера китайской фирмы первого эшелона. Это вынуждает международных игроков снижать ставки и приближать их к расценкам местных юридических фирм. Еще одна сложность для развития бизнеса международных юридических фирм в Китае — национальная специфика. Европейские и американские стратегии здесь не работают, клиенты предпочитают индивидуальный подход (в том числе к ценообразованию). Как правило, большая часть важных стратегических решений, принимаемых головными офисами, не учитывает этих особенностей. В случае возникновения конфликта интересов между китайским и, например, американским клиентами, глобальная фирма делает выбор в пользу последнего, что позволяет обеспечить заключение более дорогостоящего контракта, однако «бьет» по китайским представительствам этих фирм. И тем не менее международные фирмы ждут, когда юридический рынок Китая станет полностью открытым для иностранцев.
Частные юридические фирмы начали появляться в Китае еще в 1988 г. большинство ведущих национальных юридических фирм — King & Wood MAllesons, Zhong lun, Commerce & Finance, Dacheng, DeHeng Law, Offices и Jingtian & Gongcheng — открылись в 1992–1993 гг. — Прим. ред.


Legal Insight

Возврат к списку