RU EN

Андрей Миконин для газеты "Деловой Петербург" о привлечении к ответственности учредителей компаний банкротов

20 Марта 2014

Беспрецедентное дело будет рассматриваться Арбитражным судом СПб и Ленобласти 10 апреля: Агентство по страхованию вкладов (ACB) хочет взыскать 10 млрд рублей долгов Инкасбанка с топ-менеджеров группы «ВЕФК» (и лично с Александра Гительсона). По мнению госкорпорации, именно они, как учредители, в 2008 году довели банк до банкротства. Суд намерен исследовать кредитную политику банка, финансовую оценку заемщиков и даже семейное положение акционеров.
ДП_20-03-0001.jpg
Вовремя прокричал «пожар»

Формально норма о возможности привлечения владельцев и руководителей (так называемых контролирующих лиц) к субсидиарной (совместной) ответственности была закреплена в Гражданском кодексе РФ еще в 1994 году. Но реально применяться она стала только в 2009 году благодаря внесенным в закон о банкротстве поправкам. «В частности, было прописано, что контролирующие лица могут быть привлечены к ответственности в случае искажения или утраты материалов бухгалтерского учета компании. Также прописана их обязанность — под угрозой субсидиарной ответственности — немедленно объявить о фактическом банкротстве компании», — говорит партнер адвокатского бюро «S&K Вертикаль» Андрей Миконин.

Но реализовать такой вполне логичный подход удается далеко не всегда. Например, на днях суд отказал во взыскании почти 3 млрд рублей с бывших руководителей ООО «Рос- продукт» (входило в группу «Евросервис» Константина Мирели) Игоря Белощука и Игоря Омецинского, которые, по мнению конкурсного управляющего, довели предприятие до банкротства. Истцу не удалось определить дату, когда компания стала несостоятельной, а следовательно, и момент, когда ответчики должны были заявить о банкротстве.
Иное решение арбитраж принял, рассмотрев иск ACB против учредителя и директора ООО «Гранат» Андрея Киршинина. Было установлено, что неисполняемые долги возникли задолго до начала процедуры банкротства, но сам руководитель не счел нужным заявить о несостоятельности возглавляемой им компании. Такая пассивность обошлась бизнесмену в 635 млн рублей.

Без вины виноватый

По словам старшего юриста практики разрешения споров компании Rightmark group Евгении Станиславской, вина контролирующих лиц презюмируется — они являются виновными, пока не доказано обратное. А вот по мнению Андрея Миконина, вина считается отсутствующей, если контролирующее лицо действовало разумно, осмотрительно и добросовестно. «Если же выяснится, что собственник или директор умышленно довели фирму до банкротства, то убытки могут быть взысканы с них и в рамках уголовного дела», — напоминает Андрей Миконин.

Привлечь бросающих свои фирмы учредителей к ответственности чаще всего удается, только уличив их в выводе активов. Самым скандальным таким делом можно считать банкротство ГУП «Петербургские аптеки №2» — ответственность за намеренное изъятие всего имущества предприятия возложили на КУГИ и комитет по здравоохранению Петербурга. Окончательное решение о взыскании с ко¬митетов в конкурсную массу стоимости изъятого в апреле 2013 года принял Высший арбитражный суд РФ. И, хотя взыс¬канная сумма составила всего лишь 756 тыс. рублей, важен сам факт привлечения государства к ответственности по долгам ГУПа, говорят юристы.
Не менее показательным можно считать и взыскание 27 млн рублей с учредителя и экс-руководителя страховой компании «Доверие» Виктора Рудницкого. Арбитражный управляющий выявил пропажу целого ряда приоб-ретенных ранее активов и доказал, что Рудницкий перевел на себя принадлежащие «Доверию» акции и ценные бумаги. 25 млн рублей суд обязал заплатить экс-руководителя ООО «Эталон» Василия Ковиляка, уличенного в фальсификации налоговых документов (которые привели к санкциям, ставшим причиной банкротства) и утере документов бухгалтерского учета.

Долги тяжкие

По мнению Андрея Миконина, институт привлечения к субсидиарной ответственности сегодня является самым действенным препятствием для злоупотреблений. Схожего мнения придерживается и Евгения Станиславская. «Хотя горебизнесмены часто бросают неудачный бизнес, думаю, это чаще является следствием низкой культуры ведения бизнеса, чем несовершенства законодательства», — полагает юрист. В то же время, по данным Арбитражного суда СПб и Ленобласти, в рамках рассмотрения 476 конкурсных производств в 2013 году было подано всего 26 заявлений об ответственности должника. Удовлетворены из них и вовсе считанные единицы. Скептическое отношение кредиторов к возможности привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности связано, вероятно, с проблемностью исполнения принятых решений. Например, по данным Службы судебных приставов, с Андрея Киршинина пока не удалось взыскать присужденную АСВ сумму. Не нашлось активов и у Виктора Рудницкого — по его собственным словам, в погашение много-миллионного долга у него удерживается половина пенсии по инвалидности. Впрочем, в условиях, когда других активов у банкрота нет, право требования долга с физлица само по себе становится предметом конкурсных торгов.

Павел Нетупский

"Деловой Петербург" №043 (4012) от 20 марта 2014г.


Возврат к списку