RU EN

Комментарии Андрея Миконина к статье "Прокурорская оценка"

19 Февраля 2013
Представление с требованием устранить нарушения прокуратура Петербурга направила вице-губернатору Сергею Козыреву в конце декабря прошлого года. ОАО «Северо-Западный энергетический инжиниринговый центр» («Севзап НТЦ»), осуществлявшее разработку проекта строительства станции, не представило в Главгосэкспертизу технико-экономическое обоснование (ТЭО) проекта, указывается в документе (есть в распоряжении «Ведомостей»).

Договор о разработке проекта комитет по энергетике и «Севзап НТЦ» заключили в июле 2005 г. Экспертиза дала положительное заключение в отсутствие ТЭО 18 мая 2007 г. Прокуратура сочла это нарушением федерального закона «О размещении заказов», что в дальнейшем привело к увеличению стоимости проекта.

Юго-Западную ТЭЦ (ЮЗ ТЭЦ) в 2006 г. начала строить нефтяная корпорация «Синтез», которую контролирует Леонид Лебедев. К 2011 г. она собиралась сдать ТЭЦ электрической мощностью 570 МВт и тепловой — 660 Гкал в час. Стоимость проекта тогда оценивалась в 18 млрд руб. В 2008 г. у «Синтеза» возникли финансовые проблемы, достроить ТЭЦ ему не удалось. В декабре того же года компания подарила 100% акций ОАО «Юго-Западная ТЭЦ» петербургской администрации. Первая очередь ТЭЦ работает с января 2012 г. ЮЗ ТЭЦ по новому проекту стоит 26,7 млрд руб. Ее электрическая мощность снижена до 500 МВт, тепловая — до 470 Гкал в час.

Закон «О размещении заказов» вступил в силу лишь 1 января 2006 г., поэтому не распространяется на договор о проектировании ЮЗ ТЭЦ, говорится в ответе, который Козырев 5 февраля направил в прокуратуру (есть у «Ведомостей»). Комитет по энергетике выступал лишь заказчиком проекта, инвестором было ОАО «Юго-Западная ТЭЦ», принадлежавшее на тот момент «Синтезу», поэтому бюджетные средства на исполнение договора не расходовались, говорится в документе. Проверка сметной стоимости должна проводиться, если объект финансируется из бюджета, объясняет в письме вице-губернатор.

Юрий Маневич, возглавлявший «Севзап НТЦ» с конца 2005 по 2010 г., также ссылается на соответствие проекта законодательным нормам тех лет. «Мы работали строго по требованиям заказчика, иначе бы у нас не приняли проект», — сказал он «Ведомостям».

Прокуратура обнаружила нарушения и при передаче станции городу. В середине октября 2008 г. на совещании у губернатора Петербурга Валентины Матвиенко комитету по энергетике и КУГИ было поручено до 11 ноября подготовить проект постановления о принятии акций в дар, говорится в представлении. Постановление было принято только в середине декабря, а завершилась сделка только в феврале следующего года. Задержка сроков исполнения поручения губернатора повлекла увеличение размера заемных обязательств ОАО «Юго-Западная ТЭЦ» на 403 млн руб., делает вывод прокуратура. Относительно этого эпизода в письме вице-губернатора ничего не сказано.

Козырев соглашается лишь с третьим эпизодом из представления прокуратуры, он касается договора с ЗАО «Управление 20 Метрострой» на 132,3 млн руб. Ведомство указывает, что компания не имела допуска для того, чтобы выполнять функции генподрядчика по договорам на сумму свыше 10 млн руб. Соответствующее разрешение она получила лишь в июле 2012 г.

Прокуратура требует принять меры к устранению нарушений законодательства, а также решить вопрос о привлечении к дисциплинарной ответственности виновных лиц. «Однако в связи с истечением установленных законодательством сроков давности, а также в связи с кадровыми изменениями в составе руководства комитета по энергетике привлечение к дисциплинарной ответственности виновных должностных лиц не представляется возможным, — указывает Козырев. — Новому руководству комитета по энергетике поручено принять меры по усилению контроля за реализацией программы проектирования и строительства Юго-Западной ТЭЦ». В прокуратуре на запрос «Ведомостей» не ответили.

«Если по договору не были заключены допсоглашения после 1 января 2006 г., то закон о размещении заказов к нему применяться не может», — утверждает партнер юридической компании «S&K Вертикаль» Андрей Миконин. Срок давности при привлечении к дисциплинарной ответственности — месяц, но после его
истечения может применяться другой вид ответственности, говорит Миконин.


Петр Третьяков


"Ведомости" № 27 (3289) от 19.02.2013 г.

Возврат к списку