RU EN

Комментарии адвоката Азамата Хагова в статье "Кооператоры» ищут «соучастников"

5 Марта 2012
На рынке появляются все новые инструменты «отъема денег у населения», в том числе с использованием легальных форм деятельности – микрофинансовых организаций, кредитных кооперативов, электронных «кошельков» и так далее.

Банк не страхует от мошенника

С «инновационной» технологией работы мошенников в конце февраля столкнулись некоторые банки, в том числе с государственным участием. Схема обмана предельно проста: так называемые «сотники» и «тысячники» финансовых пирамид открывают личные счета в крупных и солидных банках, после чего, обещая потенциальным клиентам баснословные проценты, заявляют, что их накопления гарантируются государством (наряду с банковскими вкладами).

«Ни величина банка, ни его принадлежность к государственным структурам не являются признаками безусловной добросовестности частного лица, которое через счета в данном финансовом учреждении манипулирует денежными переводами доверчивых граждан, – говорит управляющий филиалом «ВТБ24» Сергей Кульпин. – Самое печальное в этой ситуации то, что чаще всего поддаются на рекламу подобных «финансовых услуг» представители наименее защищенных слоев, в первую очередь, пенсионеры».

Сами кредитные организации в такой ситуации бессильны. По словам президента Ассоциации банков Северо-Запада Владимира Джиковича, банки не вправе заблокировать счета заподозренных в организации «пирамид» граждан или ограничить переводы в их адрес.

«Но банки понимают, что никакие доходы от обслуживания таких счетов не покроют возможные репутационные риски, а потому используют экономические рычаги. Например, ограничивают размер снятия наличных или устанавливают для крупных сумм повышенные комиссии. Кроме того, информация о подозрительных операциях в размере свыше 600 тысяч рублей передается в Росфинмониторинг», – пояснил Джикович.

Виртуальный кредит

Однако если у человека, отдавшего накопления «строителю пирамид», остается хотя бы надежда взыскать с него деньги через суд (открывая счет, банк проводит идентификацию получателя), то вот участникам рынка «виртуальных кредитов» вряд ли удастся даже узнать, кому они доверили свои деньги.

Например, популярная система WebMoney осуществляет расчеты так называемыми «имущественными правами» (WMR-рублями). Никакой ответственности за получателя она не несет и, более того, не считает обязанной даже проводить идентификацию участников.

«Не исключено, что при вовлечении в финансовые пирамиды, использующие трансграничные возможности Интернета, граждане будут выведены из российского правового поля, – полагает Кирилл Саськов из юридической компании «Качкин и Партнеры». – Контрагент может и не находиться на территории России, что повлечет сложности в предъявлении иска в российском суде».

А по мнению Азамата Хагова из адвокатской консультации «Вертикаль», разрешать конфликт между «виртуальными» вкладчиками и заемщиками должен также почти виртуальный суд. «При регистрации в WebMoney каждый соглашается, что все споры, возникающие между участниками в ходе пользования его сервисов, будут передаваться на рассмотрение в Арбитражный Сервис системы Webmoney Transfer», – констатирует адвокат.

Операция «Кооперация»

Если основатели пресловутой «МММ 2011» и не скрывают ее «пирамидального» строения, то представители нового кооперативного движения пытаются убедить потенциальных клиентов в полной легальности своей деятельности.

Закон действительно разрешает работу кредитных кооперативов, но совсем с другими целями. «Это форма деятельности, необходимая для рынка и зачастую очень эффективная, – убежден Владимир Джикович. – Кооперативы работают во всем мире, в том числе для взаимного кредитования жителей небольших городков или поселений, хорошо знающих друг друга (нечто вроде «кассы взаимопомощи»). Именно такой взаимный контроль и является своего рода гарантией, позволяющей отказаться от чрезмерных форм государственного контроля, что, в свою очередь, позволяет снизить маржу, привлекая средства пайщиков под относительно высокие и выдавая займы под более низкие, нежели банки, ставки. Но в России под кредитными кооперативами зачастую скрываются структуры, рекламирующие привлечение накоплений доверчивых граждан под баснословные проценты и непонятно как их использующие. Доверившиеся кооперативам не защищены законом о страховании вкладов, а потому в любой момент могут потерять все свои вложения».

Такой же позиции придерживаются и в Федеральной службе по финансовым рынкам (ФСФР). «Кооперативы мы условно делим на два типа, – поясняет Менке Конеев, советник руководителя Регионального отделения службы в Северо-Западном федеральном округе. – Первые организованы по отраслевому или профессиональному признаку, типа «касс взаимопомощи» в трудовых коллективах. Это объединение единомышленников, людей, знающих друг друга. Такие кооперативы не гонятся за численностью и не публикуют рекламу в газетах. Второй тип – кредитные кооперативы, обещающие в СМИ и расклейкой объявлений высокие проценты, намного больше банковских. Вот тогда доверчивые люди клюют на удочку. Тут, несомненно, присутствуют риски».

Крупных скандалов с обманутыми вкладчиками кредитных кооперативов пока не зафиксировано. А мелкие вряд ли станут достоянием гласности: пострадавшим некуда жаловаться и бессмысленно обращаться в суд. Ведь формально доверившие свои накопления кооператорам являются пайщиками, то есть как бы «соучастниками» финансовой структуры.

Государственные органы (ФСФР) осуществляют контроль только кооперативов с числом пайщиком более пяти тысяч, тогда как остальные находятся «под крылом» так называемых саморегулируемых организаций (СРО).

«Активно рекламирующиеся, в том числе в метро, на столбах и т.д. кредитные кооперативы работают вне закона, – убежден Андрей Заостровцев, профессор ГУ НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге. – Лично я бы им деньги не доверил – их деятельность близка к мошенничеству. Любые финансовые услуги требуют лицензирования, которого у кооперативов нет».

С позицией представителей банков, ФСФР и экспертов не согласен директор объединяющей кооперативы СРО «Союзмикрофинанс» Евгений Виреховский: «На сегодняшний день мы регулируем деятельность кредитных кооперативов. Как и для банков, предусмотрено восемь нормативов, определяющих надежность кооператива как финансового института, в том числе доля средств, приходящих на одного пайщика или их группы. Кроме того, нами разработана система страхования привлеченных средств граждан, аналогичная банковской – вкладчик может получить страховой полис. Поэтому называть нас «пирамидами» как минимум некорректно».

Правда, из 155-ти членов СРО только три сегодня выдают полисы, да и то в пределах 400 тысяч рублей и от частной страховой компании, не защищенной от банкротства. Остальные «кассы взаимопомощи» продолжают рекламировать «выгодные вклады» и получать накопления граждан без каких-либо страховок, и ничего противозаконного в этом Евгений Виреховский не видит.

...Практика показала и «надежность» жилищных накопительных кооперативов (ЖНК) – за последние годы несколько таких якобы удобных «средств решения жилищных проблем» исчезло с деньгами пайщиков, а четыре из пяти зарегистрированных в Петербурге кооператива находятся в процессе ликвидации.

Павел Нетупский

 Балтийское информационное агентство

Возврат к списку